Как мы в Непале землетрясение пережили
Как мы в Непале землетрясение пережили

Как мы в Непале землетрясение пережили

В связи с тем, что многие начали составлять, писать отчеты-впечатления-мнения-факты, и я счел за верный тон изложить нечто, что было пережито-переживаемо сейчас и оставило отпечаток на будущее – землетрясение!

Итак, первые толчки застигли врасплох всех: и тех, кто его пережил, и тех, для кого оно оказалось последним событием в жизни. Повезло больше тому, кто был в это время на улице, в поле, в любой открытой местности. Те, кто был в доме, церкви, храме, в любом замкнутом пространстве, повезло намного меньше. Основной процент умерших людей находился именно там.

В одной башне в центре города (типа место обзора Катманду) умерло более 200 человек сразу… Почему же столько много погибших в стране, которая находится в сейсмической зоне, где по определению дома должны строиться с учетом опасности землетрясений? Ответы есть, но, наверное, они не совсем полные будут, но тем не менее:

- около 80 лет в Непале не было сильных землетрясений. Люди расслабились, а вместе с ними и инженеры, дизайнеры и подрядчики строительных работ.

- старые дома, которые стали определенной визитной карточкой Непала, построены либо из дикого камня и глины, либо из кирпичей и глины, либо из дерева и иногда глины, иногда нет. Везти арматуру в горы (Непал состоит из горных массивов примерно на 70% своей территории) нет возможности, строители, в основном, непрофессионалы.

- качественный цемент — дорогой, среднего уровня цемент — средний уровень цен, дешевый цемент самый покупаемый. Я видел новые дома в Катманду, которые целой «коробкой» упали на соседние дома, продолжая лежать там, как немой укор глупой экономии своих хозяев.

Что происходило после основных толчков и разрушений:

- первую помощь оказало государство Израиль (они понимают на практике, что такое цена человеческой жизни), затем стали прилетать спасатели со всего мира, настоящие профессионалы!

- несоответствие технических параметров аэропорта Катманду (некоторое время назад самолет турецкой авиакомпании совершил аварийную посадку в этом аэропорту, у него сломалось переднее шасси, так аэропорт не работал полностью 5 дней, так как в Непале не было специального оборудования, необходимого для транспортировки этого авиалайнера со взлетной полосы в сторону). Так как аэропорт не в состоянии принимать тяжелые самолеты в таком количестве, в каком они стали прилетать, наступило что-то типа взлетно-посадочного коллапса. Гражданские самолеты, самолеты спасателей, самолеты с гуманитарной помощью, военные самолеты, самолеты, эвакуирующие дипломатов, все они по много часов кружили над аэропортом (фактически над всем Катманду), создавая гул, от которого пугались не только люди, но даже и собаки (насчет кошек не знаю). Дело в том, что перед двумя сильными толчками был своеобразный гул из-под земли, с которым и путали люди гул самолетов.

- у людей началась паника, толчки были очень частыми, но не такими сильными. Психологически привыкнуть к этому очень трудно. Некоторых толчков мы не ощущали, но зато слышали крики и вопли соседей и понимали, что надо быстро выбегать на улицу. Первые дни (около недели) мы жили на футбольном поле в школе. То же самое делали практически все люди в Катманду: кто-то возле своего дома, кто-то там, где была вода, палатки и питание.

- из рассказов спасателя, который входит в интернациональную команду (он был у нас дома, брат из Украины, Тернополь) мы поняли, что такого хаоса и непрофессионализма они не видели ни в одной стране мира, в которых ему довелось участвовать в спасательных операциях. Непал, конечно, великая страна, но не в вопросах логистики и оперативности. Когда он был на Филиппинах, то к их самолету прямо на взлетную полосу подогнали автобус, они сразу выехали в место бедствия.;

В Непале не только свой календарный год — 2072, не только свои цифры, месяцы, отличающиеся от всего мира, не только новый год в апреле, не только часовой пояс, отличающийся от всех других, в том числе и на 15 минут, но, и свой взгляд на то, что такое спасательные работы и спасатели Спасатели стояли в «километровой» очереди на получение визы, заплатив положенные 25 долларов за 15 дней. Их никто не встречал и никуда не провожал, обо всем договаривались сами! Поверьте, в Катманду это не совсем легкое занятие. Для того, чтобы разбирать завалы, необходимо получить специальное разрешение в разных министерствах!

Брат, который отвечал за логистику в этой команде (они прилетели одни из первых) лично обошел множество учреждений, выбивая нужные разрешения. Груз, который они везли, потерялся, потом нашелся, но было потеряно время. Добираться до мест завалов надо было на транспорте, который они искали сами (это был период краткосрочного рая для всех собственников автобусов и джипов). Размещаться на ночлег они должны были только благодаря своим собственным способностям найти этот ночлег в столице великой страны Непал.

Конечно, я не хочу сгущать краски и реальный опыт одной команды спасателей переносить на все команды, которые прибыли в Непал, но есть факты, а они как раз и позволяют мне не сгущать краски, а констатировать факт: краски вышли на пик своей сгущенности! Команда профессиональных пожарников из США (они знают толк в том, как вытащить из-под разрушенных зданий того, кто там оказался) пробыла в Катманду 10 дней, при этом  сделав … 0 выездов. Когда спасатели встречались друг с другом в кафе (заметьте, что это не совсем то место, где они могут встретиться во время разгула стихии), то говорили, что если еще нечто подобное будет в Непале, то они не прилетят…

В пять утра наш знакомый из Украины вместе со своей командой улетел домой, потому что правительство Непала издало соответствующий указ. Из рассказов одного служителя, команда из его страны осталась в Непале дольше других потому, что он знает лично того, кто дал подобное разрешение. Команда врачей из Европы улетела, ничего особо не сделав, кроме одного врача, который оказался непальцем, живущим в Европе.

- я не могу судить по поводу равномерности раздачи иностранной помощи пострадавшим районам Катманду и горных деревень, но, наверное, во многих странах третьего мира это сложный вопрос. В газетах были фотографии жен первых лиц государства, которые, улыбающиеся, шли с полученными тентами из пункта их бесплатной раздачи. Много палаток, особенно в центре города и в разрушенных туристических районах, стоят с надписями: дар от Китайской Народной Республики. Торговец в лавке сегодня мне сказал, что, несмотря на его полностью разрушенный дом, он не получил от государства никакой финансовой помощи. Дали только рис.

Особая благодарность тем добровольцам, которые приезжали в Непал и оказывали целевую помощь разрушенным деревням. Для христиан в этих деревнях ставилось условие: помощь распределяется через церковь, но не только для церкви. Рис, муку, сахар должны получить все жители деревни. Были и здесь нюансы, но где без них.

- теперь по поводу мнений, вопросов и утверждений о грядущем пробуждении в Непале, якобы которое должно получить сильный импульс после гибели тысяч язычников. При землетрясениях очень сложно оставаться смелым,

мужественным и знающим, что именно нужно делать. Кто-то настаивает, что нужно прятаться под стол (мало полезная перспектива для тех, кто был погребен под тоннами кирпичей), кто-то говорит, что надо стоять под косяками дверей верю больше, так как сам видел разрушенный и потрескавшийся дом, в котором косяки остались как новые), кто-то советует бежать на улицу (я тоже хотел бежать всегда, но нам сказали спасатели, чтобы мы стояли под косяками дверей).

Я верю в пробуждение, которое готовит Дух Святой совместно со Своей церковью, через нее и для того, чтобы люди оказались в ней (сейчас не урок по богословию пробуждений, просто это одна из мыслей). Первый толчок был в 11.55, это была суббота. В Непале все церкви проводят служение по субботам (не потому что адвентисты, а потому что это Непал, в воскресенье здесь рабочий день, кстати, в ОАЭ богослужение проходит по пятницам, так как выходной у них в пятницу). Начало первого толчка совпало со временем заключительной молитвы. Люди просили благословения на предстоящую неделю и именно в это время их начало качать и подбрасывать. Многие, у кого я спрашивал, подумали, что эти колебания – действие Духа Святого, такое, какое описано в Деяниях.

Они продолжали усиленно молиться далее, но потом поняли, что к чему. Моя жена сидела за столом на кухне и ела манго. Когда ей удалось выбежать на улицу, то придя в себя, она поняла, что спаслась сама, а также спасла тарелку и манго (дочь была в гостях, сын пошел за картошкой). В церкви, которая арендовала помещение на третьем этаже в двадцати минутах езды от нашего дома, погибли практически все люди, а это около 155 человек. Спаслось несколько молодых братьев (не знаю как) и сестра, которая лежит в госпитале с переломанными ногами и руками, ее пятилетняя дочь погибла.

Мы пытались найти этих братьев, но они уехали в свои деревни, а сестра на все вопросы к ней реагировала стонами. В другом районе погибли все люди, находившиеся на богослужении, около 40-45 человек. Это информация проверенная, кто и где из христиан погиб еще, я не знаю. Возможно, будет какая-то статистика в будущем. Возвращаясь к вопросу пробуждения, я буду придерживаться более пессимистического прогноза.

Я верю, что пробуждение – это труд верующих среди язычников. Труд разный: молитва, евангелизм, пост, добрые дела… В стране, где 86% населения исповедуют индуизм, смешанный с шаманским тибетским буддизмом, землетрясение не является главной составной причиной перехода в христианство. Труд, молитвы, посты, добрые дела (в том числе и раздача риса), и будет пробуждение!

- кое-что о перспективах: думаю, что цемент, который считался дорогим, будет самым ходовым на рынке стройматериалов, а кто торговал дешевым, обанкротится.

Вижу, что сейчас на смену раздачи риса и тентов приходит необходимость восстановления домов, школ (по данным, которые нам предоставила фирма, специализирующаяся на продажи легких конструкций домов, в Непале разрушено 500 000 домов, 200 000 не пригодны для жилья). В горной местности, где снесены целые деревни, нужно создавать нечто, что будет работать на перспективу.

Мы хотим иметь свою часть ответственности именно в этом (команды, которые приезжают к нам в Непал, мы будем снабжать достоверной информацией о реальных нуждах), но не только в этом. Мы начали подготовку к открытию третьего детского дома. Дети, которые будут там жить, и учиться служить Богу, это дети, которые потеряли родных после разгула стихии. Многих таких детей уже разместили в буддийские монастыри в Непале и Тибете. В свое время, когда был сильнейший тайфун в Мьянме (бывшая Бирма), в котором погибло около 100 000 (!) человек, буддийские монастыри очень оперативно отреагировали, взяв практически всех сирот себе.

Жизнь продолжается, и, хотя в памяти еще свежи все события, надо двигаться дальше. Бог все усмотрит! Толчки продолжаются по сегодняшний день (последний был 7 минут назад, 4,3 балла…).

Юрий

Непал, Катманду

10.06.2015

Уведомления о появлении новых статей могут приходить к вам лично через разные каналы:

Фейсбук, ВКонтакте, Твиттер, Гуггл, Телеграм. Не упустите возможность быть в курсе.

11/06/2015
Темы:
Землетрясение Испытания Путешествия
1812
5
мин
Поделиться:
Наши читатели помогли опубликовать уже тысячи статей.
Вы тоже можете
Другие материалы на эту тему
Кем вы станете после того, как Бог проведет вас через пустыню?
Пустыня — это возможность углубить наши отношения и общение с Христом.
Фабио Росси
| 4 авг |
304
Пусть трагедия найдет нас живыми
Жизнь в ожидании бед – это не жизнь.
Грег Морз
| 5 фев |
777
Духовная реновация
Когда обнажают твой грех и выгоняют из райского сада, это очень больно и неприятно, но в этом же есть и милость
Relevant Magazine
| 9 май |
1489
Джон Пайпер
| 18 авг |
2612
Гюннар Гюннарсон
| 5 мар |
3938
Работает на Cornerstone