Что случилось с покаянием?
Что случилось с покаянием?

Что случилось с покаянием?

Что делать со злыми спорами в сети и в церкви.

31 октября 1517 года Мартин Лютер прикрепил к двери церкви 95 тезисов или «Диспут о прояснении действенности индульгенций», ну, или говорят, что прикрепил. Профессор нравственного богословия в Университете Виттенберга предложил дискуссию об индульгенциях – практике добрых дел или финансовых приношений во искупление грехов.

Лютера задевало, что индульгенции побуждали людей платить за прощение, а не каяться. И начал свои тезисы Лютер так: «Господь и Учитель наш Иисус Христос, говоря: «Покайтесь…», заповедовал, чтобы вся жизнь верующих была покаянием».

Сегодня эта мысль также неудобоварима, как это было тогда. Мы не первые, кто замечает, что тема покаяния отсутствует в современном мире. Карл Меннингер, выпустив в 1988 году бестселлер «Что случилось с грехом?», мог спокойно вдогонку выпустить и еще один – «Что случилось с покаянием?»

Правда отсутствие это лишь внешнее, потому что современный человек скор на указывание проступков, глупости, предрассудков и зла других людей. Когда лидер или группа нарушает границы действующей политической линии (какой бы она ни была в данный момент), наряду с требованиями о перевоспитании или увольнении сразу появляются призывы отречься или отказаться от всего, что было этим лидером сделано или сказано. К некоторым «грехам» у нас очень серьезное отношение, и мы требуем нарушителей покаяться. Просто мы не используем это слово – «покаяние».

В почтении к 500-летию Реформации нам, христианам, стоит снова начать требовать, чтобы христианская жизнь была жизнью покаяния. Иисус начал свое земное служение с призыва: «Покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное» (Мф. 4:17), а покаяние стало ключевой темой проповедей ранней церкви (Деяния 2:38, 3:19, 5:31, 8:22, 11:18, 13:24, 17:30, 19:4, 20:21, 26:20).

И сюда следует включить не только покаяние других людей, но и свое собственное. Исповедание грехов не только против Бога, но и против ближних. Совсем недавно мы начали открывать для себя, что такое пророчествовать истину властям, но напрочь забыли или испугались пророчествовать истину себе. Проблема почему-то всегда где-то снаружи – в несправедливой власти или легкомысленном (или злом) человеке.

Мы избегаем покаяния, потому что страдаем зависимостью от нашего любимого наркотика – самооправдания. «Мне не нужно каяться, потому что я изливаю праведные гнев на социальные или личные грехи других людей», или «Если я признаю свою неправоту, у моих политических и социальных врагов будут рычаги давления на меня», или даже «Если я внимательно посмотрю и признаю, что мои эгоцентризм и гордость влияют на все, даже добрые мои поступки, мне придется признаться и в том, что я лицемер и моральный неудачник».

Ну, да, так и есть. Разве мы все не такие? Именно поэтому Иисус пришел – чтобы спасти мир от себя самого, и нас от нас самих. Именно поэтому слово «покаяние» обычно увязывается с фразой «благая весть», как пишет евангелист Марк в своем обобщении ранних проповедей Христа: «Покайтесь и веруйте в Евангелие [благую весть]» (Мк. 1:15)

Покаяние – это, как минимум, способ испытать на себе прощение грехов. И уже даже это все меняет. А еще это способ снизить градус гневных баталий в церкви, онлайн и социуме. Что, если вместо углубления в спор и озвучивания новых обвинений, мы сделаем паузу и искренне скажем: «Мне очень жаль признавать, что я и сам отчасти причина этой проблемы, и мне самому есть в чем покаяться» или «Я должен признать, что сказал несколько глупостей и обидных слов, которые сродни тому, что я так критикую». Если бы мы начали так делать, кто-нибудь мог бы воспользоваться этим нам во вред, это правда. Но это риск, который на себя берут последователи распятого Христа, Который учит нас быть кроткими и смиренными в сердце. Именно такое покаянное поведение обезоруживает людей и превращает спор в человечную беседу.

А еще у этого есть парадоксальный эффект. Когда Джон Перкинс, один из величайших борцов за расовое равенство, недавно ответил на вопрос, что бы он сделал иначе, если бы все начал сначала: «Я бы больше сделал, чтобы помочь бедным белым». От этого я не только стал его больше уважать, но и внимательнее прислушиваться к его словам. Особенно, когда он говорит что-нибудь о расовом примирении.

Покаяние перед Богом, покаяние перед ближним – вся христианская жизнь – это, несомненно, жизнь покаяния. Мы не в силах изменить общество осуждения, но мы можем быть примером другого образа жизни, при котором возможно не соглашаться друг с другом и при этом мирно сосуществовать. Можно назвать это обществом покаяния.

Уведомления о появлении новых статей могут приходить к вам лично через разные каналы:

Фейсбук, ВКонтакте, Твиттер, Гуггл, Телеграм. Не упустите возможность быть в курсе.

Статья была полезна? Помогите нам публиковать побольше таких статей.

Через Яндекс

Через PayPal

Сумма:
RUB
Платежная система PayPal
Имя
Отчество
Фамилия
Эл. почта
Я соглашаюсь с условиями Прочитайте условия
17/11/2017
Темы:
Мир Покаяние
1949
2
мин
Поделиться:
Наши читатели помогли опубликовать уже 63 статьи.
Вы тоже можете
Другие материалы на эту тему
Открытое письмо христианину-перфекционисту
Есть люди, которым капелька разгильдяйства не повредила бы.
Рейчел Морланд
| 13 июл |
389
Ингредиенты раскаяния
Чем сильнее чувство, что признаки раскаяния нужно выискивать, тем меньше вероятность, что раскаяние было настоящим.
Джош Скваерз
| 20 фев |
3920
Потерять себя в мире, где все стремятся «себя найти»
Как совместить несовместимое: любовь к Богу и приятную земную жизнь?
Джен Поллок Митчел
| 24 окт |
1642
Удивленный благодатью
Я продолжал искать любовь и тёплые отношения. Я постоянно искал свежие жёлтые розы, чтобы надежда не умирала.
Рич Йетс
| 3 июл |
2116
Цена «неученичества»
Иисус просит нас подсчитать стоимость ученичества. Но если мы ведем подсчет того, что мы потеряем на земле, мы просчитываем не ту цену.
Джон Блум
| 15 авг |
2022
Работает на Cornerstone