Вера город превращает в призвание из места проживания
Серия бесед по видению и целям церкви

Вера город превращает в призвание из места проживания

КАК ЛЮБИТЬ СВОЙ ГОРОД, НЕ ОЧАРОВЫВАЯСЬ ИМ?

C этой проповеди начинается новая серию бесед, посвящённая фундаментальным связям в нашей жизни. У многих из нас странные отношения с тем городом, в котором мы живём. С одной стороны, мы любим его, потому что у кого-то из нас тут прошло детство. Его улицы наполнены приятными воспоминаниями и теплотой, которую не в силах заглушить даже холодная зима. А для других этот город связан с мечтами и амбициями, работой и продвижением в карьере. Здесь мы влюблялись, здесь мы женились и здесь наши дети обретали свой дом. Вне зависимости от того, приехали ли вы в Москву или родились здесь, вы любите этот город. При этом то, что справедливо для «москвичей», применимо и для жителей других городов. Мы любим наши города. Конечно же, слово «москвичи» стоит трактовать в самом широком смысле этого слова, то есть как для тех, кто родился здесь, так и для тех, кто обустроился в Москве, сделав её своим родным домом.

Но, с другой стороны, мы ненавидим наш город. Он стал воплощением суеты. В нём отражены самые низменные проявления человеческого характера. Здесь слишком много амбиций и слишком мало человечности. Тут непомерные аппетиты сжирают последние остатки адекватности. Вновь применимо это не только к Москве, но и к любому другому городу. Просто проблемы чуть-чуть другие, но динамика похожа везде, где бы вы ни оказались. И поскольку мы привыкли изливать свои жалобы и чуть-чуть стыдиться своих более нежных чувств, мы зачастую с гордостью делимся всем тем, что нам не нравится в нашем городе, чуть-чуть стесняясь своей любви к нему. 

Нам кажется, что всю нашу жизнь мы призваны существовать между этих двух крайностей – между любовью и ненавистью. Однако любому из нас сложно существовать в таком состоянии, а золотую середину найти не столь просто. Вот и выходит, что мы зачастую мечемся между этими двумя крайностями, между чувством непомерной усталости от ритма города, в котором не столь легко просто выжить, и мгновениями, когда мы наслаждаемся уютом в кафе или прогулкой по тенистым аллеям, во время которых мы думаем: «В этом городе вполне можно жить». Ну и конечно же всё меняется со временем года. В зимние холода, в распутицу, сопровождающуюся гололёдом, мы думаем, нам трудно принять этот город. Но поздней весной, летом или в сухую пору золотой осени мы, наоборот, проникаемся к нему любовью, и всё наше естество наполняется осознанием, что в этом городе можно жить.

Тем не менее, мы не являемся заложниками этих двух крайностей, которые объединены единым подходом к городу, как к среде нашего обитания. Соответственно наша оценка его зависит от того, насколько комфортным нам кажется наш город. В духовном же плане города кажутся нам скорее олицетворением зла, чем тем, что может способствовать развитию более близких отношений с Богом. Их мы привыкли искать на природе, желательно в уединении на берегу океана или в горах, а лучше, чтобы сразу на берегу океана, но у подножия гор. Писание же напоминает нам, что история человечества начинается в саду, но завершается в городе, в Небесном Иерусалиме. Даже знаменитые строки Владимира Маяковского, человека, которого невозможно упрекнуть в лояльном отношении к Христианству, отражают эту тягу наших сердец к городу-саду. Строки эти рефреном повторяются поэтом на протяжении всего стихотворения.

И слышит шепот гордый 
вода и под и над:
«Через четыре года
здесь будет город-сад!» 

В отличие от Маяковского Библия не скатывается к идеализированию городов или людей, строящих их. Писание довольно трезво оценивает города. При этом оно дарит нам совершенно новый подход к тому месту, в котором мы живём, позволяя воспринимать города, как своего рода призвание. Булат Окуджава поёт об этом в одной из своих песен:

Ты течёшь, как река. Странное название! 
И прозрачен асфальт, как в реке вода 
Ах, Арбат, мой Арбат 
Ты — моё призвание…

Мы любим ненавидеть наш город и чуть-чуть ненавидим нашу любовь к нему. Но Господь призывает нас к тому, чтобы мы служили нашему городу. Вера совсем по-новому связывает нас с нашим городом, превращая его из места проживания в наше призвание.

Так говорит Господь Сил, Бог Израиля, всем, кого Я отправил в плен из Иерусалима в Вавилон: «Стройте дома и селитесь, разводите сады и ешьте их плоды. Женитесь и рожайте сыновей и дочерей, берите жен своим сыновьям и выдавайте дочерей замуж, чтобы и у них рождались сыновья и дочери. Пусть там вас становится больше, а не меньше. Желайте мира и благополучия тому городу, куда Я отправляю вас в плен. Молитесь Господу о нем, потому что при его благополучии и вы будете благополучны». 

(Книга пророка Иеремии 29:4-7)

ДЕСЯТИСЕКУНДНАЯ ПРОПОВЕДЬ

Довольно часто в большие города перебираются молодые люди, которым по тем или иным причинам стало тесно в своём родном месте. Они переезжают, потому что их манят карьерные возможности, лучший уровень жизни или возможность получить образование в хороших учебных заведениях. Именно об этом первые строки популярной песни группы «Би-2»:

Большие города,
Пустые поезда,
Ни берега, ни дна –
Всё начинать сначала
.

Но многие не просто перебираются в большие города, они стремятся их завоевать. И вот это, наверное, одно из самых страшных и опасных ошибок тех, кто уже успел стать звездой в своём родном городе. Коренные жители с юности усвоили, что большой город нельзя завоевать и его невозможно покорить. Здесь не выживают звёзды, потому что неоновые огни столь ярко горят, что они не дают увидеть небо. Городу всё равно. Он поглощает тебя, высасывает и перемалывает без остатка, а затем выплёвывает тебя. Вот почему столь многие из нас воспринимают его, как агрессивную среду проживания. Мы можем в нём лишь максимально комфортно устроиться, научившись выживать в нём, но никак не процветать.

Христос принял на себя ту смерть, что таит в себе любой город. Ведь нет такого большого города, который бы не таил в себе погибели. Крупные города перемалывают не только тех, кто приехал сюда покорять их, но и тех, кто родился в них, просто последние научились прятаться и уживаться с городом. Они делали это с самого своего рождения.

Евангелие от Луки построено по принципу героического эпоса. В этом жанре главный герой путешествует, идёт к месту кульминации драмы всей его жизни. Вот и практически в середине Евангелия от Луки, в конце девятой главы мы читаем, как Иисус устремил свой взор на Иерусалим:

Когда Иисусу подошло время быть взятым на небо, Он направился в Иерусалим.

(Евангелие от Луки 9:51)

В 19-ой главе того же Евангелия, мы читаем, как Иисус оплакивает Иерусалим, тот самый город, в котором буквально через пару дней Он погибнет.

Когда они подходили к Иерусалиму и уже был виден город, Иисус заплакал о нем: «Если бы и ты сегодня понял, что могло бы принести тебе мир! Но сейчас это скрыто от твоих глаз. Наступят дни, когда твои враги обнесут тебя осадными валами, окружат тебя и стеснят тебя со всех сторон. Они уничтожат тебя и твоих жителей и не оставят в тебе камня на камне, потому что ты не распознал времени, когда Бог посетил тебя».

(Евангелие от Луки 19:41-44)

Иисус не бежит из города. Он входит в него, чтобы быть погребённым им. Ведь таким образом Спаситель поглотит ту смерть, что таит в себе любой город. Город погубил Христа, чтобы я теперь мог преображать города. 

Если вы ещё не обратились ко Христу, чтобы принять дар прощения грехов и вечной жизни, сделайте это сейчас в тихой молитве покаяния. Ведь это меняет не только нашу судьбу в вечности, но и преображает наше восприятие тех реалий жизни здесь и сейчас. Расскажите об этом решении, приняв таинство святого водного крещения.

ПРИМЕНЕНИЕ

В 2006 году вышла незатейливая романтическая комедия «Париж, я люблю тебя». Вслед за ней в следующем году на экранах появилась версия про Нью-Йорк, называвшаяся «Нью-Йорк, я люблю тебя». Фильм про Париж состоял из 18 новел, посвящённых 18 кварталам этого города. Нью-Йоркская антология включила в себя 11 историй, объединённых своего рода признанием в любви к городу, который не спит. Обе эти картины объединены одной темой – попыткой через личные истории персонажей найти те стороны крупных мегаполисов, которые бы позволяли нам полюбить их. Не принимая в расчёт сомнительную кинематографическую ценность этих картин, можно сказать, что приблизительно также и мы подходим к жизни в нашем городе – мы стараемся найти те черты, что искупили бы изъяны нашего города, думая, что, если только мы сможем его полюбить, мы сможем в нём комфортно жить.

Но что, если мы изменим наш подход? Что если мы попробуем посмотреть шире, допустив на мгновение, что мы оказались в нашем городе не случайно, что мы были призваны сюда Богом? Посмотрите на своё место проживания с этой точки зрения, задумавшись, как ваша квартира может быть местом служения, как ваши решения, о том, где жить, могут быть вашей песней прославления Христа. Ведь мы здесь не случайно!

Не стоит в примере Дитриха Бонхёффера искать прямые параллели или намёки на то, что происходит в нашей стране сейчас. Скорее, этот пример призван показать, что если Бонхёффер так относился к нацистской Германии, то насколько больше должно быть наше духовное посвящение тому призванию, что дал нам Господь, определив нам жить в этой стране и в это время.

23 января 1939 года мама сообщила Дитриху Бонхёфферу, что все мужчины, появившиеся на свет между 1906 и 1907 годом должны будут зарегистрироваться в органах учёта резервистов вермахта. Дитрих Бонхёффер встал перед непростым выбором. От его решения зависела не только его судьба, но и судьба всех тех, кто стал частью «исповедующей церкви», движения, ставшего альтернативной официальной государственной церкви нацистской Германии. Но была ещё одна лазейка. Бонхёффер мог отсрочить свой призыв и попытаться эмигрировать в Америку, что он в итоге и сделал. Он приплыл в Америку 12 июня 1939 года через восемь лет после своего последнего визита в эту страну. Однако через 26 дней Бонхёффер вернулся в Германию. Вот, что он написал в письме своему американскому другу и коллеге Рейнольду Нибуру в июле 1939-го года.

Я пришёл к выводу, что ошибся, приплыв в Америку. Мне нужно прожить это непростое время в истории нашего народа вместе с Христианами в Германии. У меня не будет права участвовать в восстановлении Христианской жизни в Германии после войны, если я не пройду испытания с моими людьми во время войны… Такое решение каждыйчеловек принимает самостоятельно.

(из письма Дитриха Бонхёффера Рейнольду Нибуру, июль 1939)

Вторая мировая война начнётся 1 сентября того же 1939-го года. Через пять с половиной лет, 9 апреля 1945 года за месяц до окончания этой войны Дитрих Бонхёффер будет повешен в концентрационном лагере смертников Флоссенбюрг. Вера делает город призванием из места проживания.

Статья была полезна? Помогите нам публиковать побольше таких статей.

09/01/2023
54
Поделиться:
Наши читатели помогли опубликовать уже тысячи статей.
Вы тоже можете
Вера город превращает в призвание из места проживания
Работает на Cornerstone