[ОТПРАВНАЯ ТОЧКА 012] Рай намного реальней, чем жизнь
Серия бесед по основам веры

[ОТПРАВНАЯ ТОЧКА 012] Рай намного реальней, чем жизнь

КАК ПОНЯТЬ, ЧЕГО ПОСЛЕ СМЕРТИ ОЖИДАТЬ?

Приблизительно в 1835 году Николай Васильевич Гоголь закончил работу над своей комедией в пяти частях, которая получила название «Ревизор». Однако правки в это произведение он вносил на протяжении ещё семи лет, вплоть до 1842 года. Сюжет этой комедии подсказал Гоголю Пушкин, которого, собственно, и приняли ошибочно за ревизора, когда он собирал информацию о пугачёвском бунте для своей повести «Капитанская дочка». Сам Гоголь так отзывался о работе: «В «Ревизоре» я решился собрать в одну кучу всё дурное в России, какое я тогда знал, все несправедливости, какие делаются в тех местах и в тех случаях, где больше всего требуется от человека справедливости, и за одним разом посмеяться над всем». Но с течением времени Гоголь начал по-другому воспринимать «Ревизора». Он всё меньше видел в ней комедию и всё больше считал её трагедией или драмой. В знаменитой заключительной сцене глубоко верующий писатель видел то, что ждёт каждого из нас в конце нашей жизни, когда мы предстанем перед Вселенским Ревизором, чтобы дать Ему ответ. Вот только наша проблема в том, что мы редко задумываемся об этом и довольно смутно себе представляем, что именно нас ожидает.

Нам чрезвычайно трудно представить себе явления, о которых мы только слышали, животных, о которых мы только читали, да и земли, что мы видели лишь на карте, нам необычайно сложно описать. Потому естественно, что при разговоре о рае мы теряемся между его «невозможностью» и «невообразимостью». Мы привыкли думать, что рай – это место полнейшего блаженства и удовлетворения всех наших потребностей. Но нам сложно понять, что нам действительно нужно, и чрезвычайно сложно сформулировать, что же подарит нам счастье, и потому рай остается такой невозможно далекой мечтой. 

С одной стороны, мы не можем себе представить, что смерть – это не конец, потому что мы просто не мыслим категориями того, что может нас ожидать за пределами этой жизни. А с другой стороны, мы понимаем, что не может все оканчиваться смертью. Никто из нас не может себе представить своё небытие. Нам трудно представить, как можно жить в постоянном присутствии Бога, ведь так часто духовная жизнь ассоциируется с тем, что ты делать должен, а не с тем, что тебе делать хочется. Как следствие, представлять себе вечность, наполненную под завязку обязанностями, от которых мы так старательно пытались улизнуть на земле, совсем не хочется. Не говоря уже о том, что в последнее время мир искусства нам совсем не помогает в этом, представляя жизнь по ту стороны смерти либо как бестелесное существование призраков, либо как парад мужчин в ночнушках с арфами посреди облаков. Ни то, ни другое не манит нас!

Но и на этом наши вопросы ещё не заканчиваются. Мы верим, что, доверившись Христу, осуждения больше нет, но подспудно ждем, что, оказавшись в раю, увидим «киноленту нашей жизни». И уж совсем нам непонятна идея «награды» в раю. Ведь если все одинаковые, то какие могут быть награды? Как это так – у одних рай чуть лучше, чем у остальных? Вот и получается, что призыв Христа собирать сокровище на небесах, а не на земле, воспринимается исключительно как абстрактная идея, не имеющая никакого практического применения в этом мире. В то время как идея эта, на самом деле, исключительно практична и полностью меняет не только наши представления о том, что нас ждет после смерти, но и о том, чему стоит уделять внимание в первую очередь при жизни. Ведь в рай каждый входит со своим сокровищем. Идея рая – это не просто миф, в который мы хотим верить, но реальность, меняющая всё в жизни.

Когда Сын Человеческий придет в Своей славе и с Ним все ангелы, тогда Он сядет на престоле Своей славы. Перед Ним будут собраны все народы, и Он отделит одних людей от других, как пастух отделяет овец от козлов. Овец Он соберет по правую сторону от Себя, а козлов – по левую. Тогда Царь скажет тем, кто по правую сторону: «Придите ко Мне, благословенные Моим Отцом, получите ваше наследство – Царство, приготовленное вам еще от создания мира».  Тогда Он скажет и тем, кто будет по левую сторону: «Идите от Меня, проклятые, в вечный огонь, приготовленный для дьявола и его ангелов… И они пойдут в вечное наказание, а праведники – в вечную жизнь.

(Евангелие от Матфея 25:31-34, 41 и 46)

АЛЬТЕРНАТИВА

Нам сложно поверить в ад и рай, потому что первое место кажется нам каким-то гротескно ужасным, а второе – недостижимо прекрасным. Вот почему с течением времени у нас будет искушение посчитать, что может быть ничего этого и нет вовсе, а смерть не столь страшна, чтобы не дать нам брать от жизни всё, что мы захотим, пусть и идя на компромисс со своими убеждениями. Но проблема в том, что, по сути, альтернативы аду и раю просто нет.

Их нет, потому что смерть без вечности невообразима. Довольно часто можно услышать, как далёкие от веры люди бросают вызов верующим в том, чтобы те описали им рай или ад, и не получив достаточного убедительного и детального описания, по их мнению, они отметают идею вечной жизни как таковую. Но, поступая так, мы забываем о трёх чрезвычайно важных вещах. Прежде всего, мы забываем о том, что в сердце каждого из нас есть надежда на жизнь вечную. Это самое базовое устремление любого живого существа. Во-вторых, несмотря на то, что весь наш жизненный опыт говорит о том, что люди смертны, мы не можем принять или смириться не только со своей смертью, но и с утратой близких и родных нам людей. Всю нашу жизнь мы несём в душе эту неспособность примириться с самым простым фактом человеческого бытия. Мы не можем себе представить, что их больше нет и что мы больше никогда не встретимся с ними. Но и это ещё не всё – мы и свою смерть не можем себе представить. Один из наиболее распространённых образ, что используют люди, – это выключение компьютера. Будто бы смерть подобна тому, как гаснет экран и всё с него исчезает, забывая, что даже в этом случае информация всё ещё сохраняется на жёстком диске и компьютер можно включить вновь. Представить же себе настоящее небытие не под силу ни одному из нас.

Но нет альтернативы еще и потому, что вечность без рая и ада является чем-то совершенно несправедливым. Христианство утверждает, что в раю оказываются не просто хорошие люди, но те, чьи грехи были прощены благодаря жертве Христа, и кому была вменена праведность Спасителя. Ад же – это не то место, где оказываются наиболее ужасные представители рода человеческого, но те, кто отказывается принять этот дар прощения грехов и жизни вечной. В этой системе каждое преступление против святости Бога обретает своё заслуженное наказание – либо в смерти Христа, либо в вечном отлучении и мучениях тех, кто отказывается принять этот дар. Также в этой системе мы видим, что и доступен рай абсолютно любому человеку. 

При этом наши современники зачастую предпочитают верить в рай, отрицая ад, и считают, что в раю нас ждёт блаженство наслаждений и отсутствие Бога. Но такой взгляд на вещи совершенно абсурден. Рай без Бога несостоятелен. Это очень хорошо показывает знаменитый британский писатель Джулиан Барнс в своём романе «История мира в 101/2 главах». Заключительная глава как раз посвящена тому, насколько абсурдна идея рая без Бога. Умерев, главный герой попадает в место, где становятся реальностью все его желания и мечты. Вот только они не приносят ему того счастья, что он ожидает. Он до такой степени разочарован, что задумывает покончить жизнь самоубийством в раю.

“На здешний сервис я никак не мог пожаловаться. Все были вежливы со мной с самого начала”. Я сделал глубокий вдох, – “Мне кажется”, – снова заговорил я, – “что Рай – это прекрасная идея, даже, может быть, безупречная идея, но она не для нас. Не так мы устроены”. “У нас не принято влиять на чужие выводы”, – сказала она. – “Но я вас вполне понимаю”. “Тогда зачем это всё? Зачем нам Рай? Зачем нам эти мечты о Рае?...” “Может быть, вам это нужно”, – предположила она, – “может быть, вы не прожили бы без такой мечты. Стыдиться тут нечего. По-моему, это вполне нормально. Правда, если бы вы знали о Рае заранее, вы, наверное, не очень стремились бы сюда”. 

(Джулиан Барнс «История мира в 10 ½ главах»)

Точно также оканчивается и сериал «Хорошее место», в котором главные герои отчаянно пытаются сбежать из ада в рай, но, оказавшись в раю, предпочитают завершить жизнь вовсе. Рай без Бога становится бессмысленным адом.

Французский философ, атеист, в прошлом министр образования и профессор прославленного Университета Сорбонны Люк Ферри признаётся, что Христианство является наиболее желанным мировоззрением из всех ныне существующих. Пишет он об этом в своей книге «Краткая история мысли». Всё произведение посвящено как раз исследованию разных взглядов на жизнь. Завершая его Ферри пишет:

Я нахожу Христианскую позицию во много раз более желанной, за исключением того факта, что я не верю в неё. Но, если бы она была истиной, я бы принял её, не задумываясь. Я помню, как моего друга, атеиста и историка Франсуа Фюре, как-то спросили на телевидении, что бы он хотел услышать от Бога, если бы они встретились. Франсуа тут же ответил: «Беги скорей, твои родные ждут тебя!» Я бы ответил точно также. И также как в его, в моих словах сквозило бы неверие.

(Люк Ферри «Краткая история мысли»)

Люк Ферри, правда, так и не объясняет в своей книге, почему он не верит и что удерживает его принять самую желанную и, пожалуй, самую логичную позицию. Тимоти Келлер напоминает в своей книге «Зачем работать?» о последствиях того, как всё меняется в нашей жизни, когда изменяется наш подход к вечности.

Если нет ничего, кроме нынешней жизни, значит, все в итоге исчезнет со смертью солнца, так что никто не будет помнить ни об одном событии прошлого. Все будет забыто, ничто не оставит следа в мире, и все благие начинания, даже самые прекрасные, кончатся ничем. “Все это верно, если нет Бога. Но если Бог Библии существует, и если есть Подлинная Реальность, стоящая за нынешней, и если наша жизнь не есть единственная жизнь, тогда каждое благое начинание, даже самое простое, если оно было ответом на Божий призыв, может обрести вечное значение.

(Тимоти Келлер «Зачем работать?»)

ДЕСЯТИСТИСЕКУНДНАЯ ПРОПОВЕДЬ

Смерть ужасна и противоестественна. Мы не должны умирать, потому что мы были созданы, чтобы жить. Иисус разделил с нами всю полноту жизни и в самом конце Он принял на Себя весь ужас нашей смерти. Нас шокируют физические подробности гибели Христа на кресте. Довольно часто мы уделяем внимание Его мукам, которые начинаются ещё в Гефсиманском саду, продолжаются во время допроса, длящегося всю ночь, достигают особого накала во время побивания плетьми и доходят до своего апогея во время мучительной и позорной смерти на кресте.

Вот почему так удивительно, что Евангелисты уделяют особое внимание не этим подробностям, но тем душевным терзаниям, которые переносит Христос. Они показывают нам прежде всего то, что делает смерть такой чудовищной. Так, например, они демонстрируют гнетущее одиночество Иисуса в эти мгновения, потому что даже если нам повезёт, и мы будем окружены нашими родными и близкими в последние мгновения нашей жизни, мы всё равно будем одни в ту минуту, когда сделаем свой последний вдох.

Пьеса «Король умирает» румынского литератора Эжена Ионеско, жившего во Франции, посвящена смерти вымышленного короля Беранже, который в начале пьесы узнаёт, что ему осталось совсем недолго. Он потеряет своё состояние, королевство и скончается к концу пьесы. На протяжении всего произведения он борется с неминуемым.

Беранже восстает со всей мощью и беспомощностью против того, что его скоро не станет. Когда ему сообщают, что он умрет, он говорит, что испуган, считая, что все это сон. Он надеется, что может быть как-нибудь ему удастся избежать смерти. Беранже сначала находит выход в том, что хочет остаться в памяти людей, если не жить физически, то хотя бы жить в воспоминаниях окружающих его людей. Однако, он понимает, что когда придет конец всей вселенной, то некому будет помнить ни о нем, ни о ком-то еще. В своей агонии Беранже говорит:

Пусть я существую даже с зубной болью. Века и века. Увы! … Войдите в меня вы – другие. Станьте мною. Влезьте в мою шку­ру. Я умираю. Вы слышите? Я хочу сказать, что я умираю, но не могу это выразить… Вы, бесчисленные, которые умерли до меня. Помогите мне. Скажите, как вы достигли того, чтобы согласиться. Научите меня. Чтобы ваш пример меня утешил. Протяните мне свои братские руки. Помогите мне проникнуть в ту дверь, в которую вы прошли. Вернитесь с той стороны на минуту. Помогите мне те, которые боялись и хотели жить. Как же это происходило? Что вас поддерживало? Боялись ли вы до самого конца? И вы, которые были сильны и смелы, вы, которые согласились умереть с безразличием и безмятежностью. Научите меня примирению».

В самом конце пьесы на сцене появляется голос смерти, а перед нами предстает одинокий, раздавленный человек, который растворяется в потухших прожекторах.

Король стоит возле трона. «Повернись ко мне. Смотри сквозь меня. Держись прямо. Теперь отдай мне свои ноги: правую, левую. Дай мне твой палец, два, три, пять, десять пальцев. Отдай правую и левую руки, грудь, оба плеча, голову!» Король делается недвижим, застывшим как статуя.  «Вот так. Ты видишь, у тебя нет больше слов, твоему сердцу не надо биться и нет нужды дышать. Теперь ты можешь занять свое место». Король неподвижно сидит на троне. В течение финальной сцены постепенно исчезают стены, двери, окна тронного зала. Теперь на сцене нет ничего, кроме Короля на троне в сероватом свете. Король, сидящий на троне, должен быть видим некоторое время. Затем все погружается в туман. Занавес»

Король Беранже присоединяется к тем миллиардам усопших, что смирились со смертью до него, как однажды предстоит смириться и нам. Но всю полноту ужаса смерти Иисус принял на Себя, чтобы гибель стала бледной тенью для меня. Чтобы не я погас, но чтобы сама погибель померкла в лучах той славы, что ожидает меня. Апостол Павел так описывает смысл этой победы Христа над смертью:

Я говорю вам, братья, что плоть и кровь не могут стать наследниками Божьего Царства; ничто тленное не может стать наследником нетленного. Послушайте, я открою вам тайну: мы не все умрем, но все будем изменены, внезапно, во мгновение ока, когда прозвучит последняя труба. По сигналу трубы мертвые воскреснут нетленными, а мы будем изменены. Все тленное должно превратиться в нетленное, и все смертное – в бессмертное. 54 Когда тленное облечется в нетленное и смертное – в бессмертное, тогда исполнятся слова: «Смерть поглощена победой!» «О смерть, где твоя победа? О смерть, где твое жало?» Жало смерти – грех, а сила греха – Закон. Но благодарение Богу! Он дает нам победу через нашего Господа Иисуса Христа!

(1 Послание Коринфянам 15:50-56)

Христос стал мостом между адом и раем. Это значит, что доверившиеся Христу не подойдут ближе к аду, чем в этой жизни. Отвергнувшие Христа никогда уже не будут ближе к раю, чем в этой жизни. Всё решает тот шаг доверия, который мы делаем в этой жизни. Мы либо падаем в бездну, либо возносимся на небеса. Третьего не дано. 

Когда, как и какое решение приняли вы? Оглядываясь на свою жизнь, можете ли вы вспомнить момент, когда бы вы обратились к Богу в тихой молитве покаяния, доверившись Ему? Если вы не можете вспомнить это мгновение, сделайте это прямо сейчас. Расскажите всем об этом шаге веры, приняв таинство святого водного крещения.

ПРИМЕНЕНИЕ

Два вопроса Бога в вечности, на которые у каждого из нас должны быть ответы

Известный журналист и атеист Владимир Познер на протяжении многих лет завершал свои интервью вопросом: «Оказавшись перед Богом, что вы скажете Ему?». Но, представ перед Богом, скорее, мы будем отвечать на Его вопросы, чем задавать Ему свои. В частности, есть два вопроса, на которые нам предстоит ответить:

  • Что ты сделал с даром Христа, то есть с даром прощения грехов и вечной жизни?
  • Что ты сделал с дарами Духа Святого, которыми Я наделил тебя. Здесь речь идёт не только о духовных дарах, но и о наших талантах, способностях и жизненных обстоятельствах, то есть всем тем, из чего и складывается наш характер.

Первый вопрос – это вопрос спасения, и многие верующие выучили на него ответ, но при этом им с трудом даётся ответ на второй вопрос – на вопрос служения. Далёкие от веры люди хорошо отвечают на вопрос служения, но теряются в вопросе спасения. Нам нужны оба ответа на вопросы Бога, чтобы жить полноценной жизнью, наполненной глубоким духовным смыслом. Для этого нам нужно научиться жить с перспективой вечности.

Клайв Стейплз Льюис в своей книге «Бог под судом» пишет:

Потому что мы любим что-то больше, чем весь этот мир, мы любим мир лучше, чем тот, кто не знает иного

(Клайв Стейплз Льюис «Бог под судом»)

Вечная перспектива

Подавляющее большинство решений мы принимаем с достаточно краткосрочной перспективой. Мы думаем о том, что будет максимум через года два-три. Но Писание призывает нас оценивать всё, что мы делаем, в свете той вечности, что ждёт нас. С практической точки зрения это означает две очень конкретные вещи:

  • Набирать себе друзей в вечности

Люди – это единственное, что мы сможем забрать с собой в вечность. У нас есть шанс здесь и сейчас рассказать им о том, что на самом деле важно, что способно преобразить их жизнь сейчас и подарить им рай в будущем. 

  • Наполнять жизнь вечными ценностями

Мы не можем перетащить в вечность то, что ценится здесь на земле, но, как ни странно, мы можем перенести как можно больше ценностей из рая сюда на землю, наполнив ими свою жизнь. Именно с этого и начинает свою нагорную проповедь Иисус, когда дарит нам заповеди блаженства. Как раз об этих ценностях мы и рассуждаем, когда говорим о том, что такое плод Духа Святого, то есть целостное и гармоничное проявление разнообразных добродетелей в жизни.

Николай Васильевич Гоголь завершает свою комедию «Ревизор» знаменитой «немой сценой», перед которой жандарм объявляет: 

Приехавший по именному повелению из Петербурга чиновник требует вас сей же час к себе. Он остановился в гостинице». Произнесенные слова поражают как громом всех. Звук изумления единодушно излетает из дамских уст; вся группа, вдруг переменивши положение, остается в окаменении.

Городничий посередине в виде столба, с распростертыми руками и закинутою назад головою. По правую сторону его жена и дочь с устремившимся к нему движеньем всего тела; за ними почтмейстер, превратившийся в вопросительный знак, обращенный к зрителям; за ним Лука Лукич, потерявшийся самым невинным образом; за ним, у самого края сцены, три дамы, гостьи, прислонившиеся одна к другой с самым сатирическим выраженьем лица, относящимся прямо к семейству городничего. По левую сторону городничего: Земляника, наклонивший голову несколько набок, как будто к чему-то прислушивающийся; за ним судья с растопыренными руками, присевший почти до земли и сделавший движенье губами, как бы хотел посвистать или произнесть: «Вот тебе, бабушка, и Юрьев день!» За ним Коробкин, обратившийся к зрителям с прищуренным глазом и едким намеком на городничего; за ним, у самого края сцены, Бобчинский и Добчинский с устремившимися движеньями рук друг к другу, разинутыми ртами и выпученными друг на друга глазами. Прочие гости остаются просто столбами. Почти полторы минуты окаменевшая группа сохраняет такое положение. Занавес опускается.

Наши богослужении проходят в Кафедральном Соборе святых Петра и Павла (метро «Китай-город», Старосадский переулок 7/10) в воскресенье в 15:00. Даже, если вы не можете присутствовать лично, вы всегда можете прославить Господа вместе с нами, включив прямой эфир на нашем сайте или канале в YouTube, даже, если вы не в городе или не можете быть с нами в Соборе. Подписывайтесь на наш канал и подкасты общины.

Конспект проповеди, материалы домашних дискуссионных групп, а также презентацию к ней можно скачать здесь. Или воспользоваться приложением YouVersion, чтобы в нём использовать электронный бюллетень сегодняшнего богослужения.

Статья была полезна? Помогите нам публиковать побольше таких статей.

27/05/2024
77
Поделиться:
Наши читатели помогли опубликовать уже тысячи статей.
Вы тоже можете
[ОТПРАВНАЯ ТОЧКА 012] Рай намного реальней, чем жизнь
Работает на Cornerstone