Могущество веры отражается в глубине подчинения
Серия бесед по Евангелию от Матфея

Могущество веры отражается в глубине подчинения

КАК СМИРИТЬСЯ И ПОДЧИНИТЬСЯ, КОГДА КАЖЕТСЯ, ЧТО НЕВОЗМОЖНО С НЕСПРАВЕДЛИВОСТЬЮ ПРИМИРИТЬСЯ?

Слова «смирение» и «подчинение» воспринимаются нами сегодня, скорей, с неким негативным оттенком. В сознании весьма многих людей они больше связаны со слабостью и бесхребетностью, чем с силой или какой-то активной социальной позицией. Обязательство жены подчиняться своему мужу, которое она произносит в своей брачной клятве, воспринимается не просто как пережиток прошлого, но как некое безумие, смертельный риск оказаться в ситуации, когда твой муж вытирает о тебя ноги и изменяет тебе, а ты всё терпишь и смиренно сносишь. 

Скажите сегодня кому-либо, что вы выступаете за подчинение властям, и вполне возможно, что на вас посмотрят искоса или равнодушно. Осуждение связано с тем, что вас посчитают тем человеком, что склонен закрывать глаза на коррупцию чиновников и нарушения закона. Те же, кто равнодушно взирает на это утверждение, скорей всего, уже выстроили свои взаимоотношения с властями так, как описывал ещё Михаил Жванецкий в своём рассказе «Государство и народ»:

Государство все, что можно, забирает у нас, мы – у государства. Оно родное, и мы родные. У него и у нас ничего вроде уже не осталось... И государство не дремлет. Отошел от магазина на пять метров, а там цены повысились. От газет отвернулся – вдвое, бензин – вдвое, такси – вдвое, колбаса – вчетверо. А нам хоть бы что. Мировое сообщество дико удивляется: повышение цен на нас никакого влияния не имеет. То есть не производит заметного со стороны впечатления… теперь мы его ищем. Ага, нашли: бензин – у самосвалов, трубы – на стройках, мясо – на бойнях, рыбу – у ГЭС. Качаем, озабоченно глядя по сторонам. Так что и у нас, и у государства результаты нулевые, кроме, конечно, моральных. Нравственность совершенно упала у обеих сторон.

(Михаил Жванецкий «Государство и народ»)

Прошёл не один десяток лет с момента первой публикации этого рассказа. Государство изменилось. Мы живём теперь в совсем другой стране, с другим, гербом, флагом, конституцией и президентом, а привычки у нас остались прежние. Государство повышает цены – мы понижаем выплату налогов. Государство начинает штрафовать – мы выводим деньги из банков. И христиане зачастую ничем не отличаются от тех, кто далёк от веры. Церкви порой умудряются говорить о важности послушанию государству, одновременно «оптимизируя свои налоги», объясняя это тем, что, когда речь заходит об уплате налогов, мы вспоминаем, что «родина наша на небесах».

Тем любопытнее пример смирения Христа в конце семнадцатой главы. Когда к Нему приходят сборщики храмового налога, Он одновременно напоминает Своим ученикам, что, будучи Сыном Бога, Он имеет полное право не платить налог, но несмотря на это Он вносит требуемую сумму, делая это чудесным образом. То есть смирение и подчинение Христа рождены не слабостью, но потрясающей силой и могуществом. Спаситель даёт нам удивительный пример того, что могущество веры ярче всего проявляется в глубине смирения и подчинения верующего.

Когда они вернулись в Капернаум, к Петру подошли сборщики налога на нужды храма и спросили: «А ваш Учитель платит налог на храм?» «Платит», – ответил он. Пётр вошел в дом и еще не успел ничего сказать, как Иисус спросил: «Симон, как тебе кажется, с кого земные цари взимают пошлины или дань, со своих сыновей или с чужеземцев?» «С чужеземцев», – ответил Петр. «Значит, сыновья свободны», – заключил Иисус. – «Но чтобы нам никого не обидеть, пойди к озеру, забрось удочку, вытащи первую рыбу, что попадется на крючок, открой ей рот, и там ты найдешь монету достоинством в четыре драхмы. Возьми ее и заплати за Меня и за себя».

(Евангелие от Матфея 17:24-27)

ПОВОД ЗАДУМАТЬСЯ

Любопытно, что храмовый сбор, упоминающийся в 17-ой главе Евангелия от Матфея, изначально назывался «выкуп за жизнь». Это относительно небольшой ежегодный взнос, который платили все взрослые мужчины евреи. При этом собранные средства шли на поддержание работы храма – центрального места религиозной жизни древнего Израиля. 

Если быть предельно честным, то сегодня многие из нас воспринимали бы подобный взнос с некоторой долей суеверия. Хотя суть этого сбора была не в том, чтобы быть неким оберегом, а в том, чтобы служить напоминанием о том, что вся наша жизнь в руках Господа. Многие из нас были бы вполне не против уплаты какого-то «церковного налога», если бы только он означал, что Бог гарантирует нам здоровье и процветание, не вмешиваясь при этом в наши дела и позволяя нам и дальше поступать так, как нам заблагорассудится. Сколько из нас, если быть предельно честным, именно так и воспринимает суть религии? Как часто мы жертвуем деньги в церкви или на благотворительность не из-за того, что мы движимы любовью, но потому что думаем защитить себя от каких-либо перипетий судьбы? Да и не только жертвуем деньги, но и вообще выстраиваем отношения с Творцом так, как будто покупаем своими добрыми делами Его расположение?

Но какая цена будет приемлемой для нас в этом случае? На что мы были бы готовы пойти и что могли бы заплатить за эту «духовную страховку от ущерба и угона»? У каждого цена своя, но у всех нас она намного ниже того, что был готов заплатить за нас Бог. Мы и забыли, что не мы покупаем любовь Создателя, но Вседержитель Своей любовью выкупил нас из рабства греха и наших собственных ошибок. Он вызволил нас из рабства, отдав Свою Собственную жизнь за нас. Он нам ничего не должен, но вот мы теперь должны Ему всё. Христос не просто смиряет Себя, став одним из нас. Он идёт до самого конца, принимая на Себя всю полноту несправедливости и тирании, что может излить на тебя государство. Его арест был незаконным. Суд над Ним не имел никакой юридической силы. Обвинения, выдвинутые Ему, были лживыми. С Ним поступили так, потому что Он стал совершенно бесправным. Он проходит через всё это с одной-единственной целью – Он становится нашим «выкупом за жизнь». Не в том смысле, что теперь у нас не будет испытаний в жизни, но в том смысле, что теперь впервые мы можем быть уверены в том, что вечность уже принадлежит нам. Христос незаслуженно принял смерть, чтобы я незаслуженно обрёл жизнь.

Отдайте свою жизнь в руки Христа, приняв дар прощения и жизни вечной от Него, если вы ещё не сделали этого. Сделайте этот первый шаг доверия Богу, обратившись к Создателю в тихой молитве покаяния. Расскажите об этом решении таинством святого водного крещения. 

ПРИМЕНЕНИЕ

  • Подавляющее большинство из нас скажет, что, в общем и целом, мы смиряемся и подчиняемся в жизни. Но у каждого из нас есть сферы, где это даётся нам с большим трудом. Одним это не так просто сделать дома, другим в церкви, третьим на работе и, конечно же, всем нам в те или иные моменты очень сложно даётся подчинение властям. 
  • Только вы знаете, в какой сфере именно у вас возникают трудности. Но примите для себя решение сейчас, что вы проявите смирение и подчинитесь, не потому что вы согласны с выдвигаемыми вам требованиями, но потому что Христос смирил Себя до смерти на кресте за нас.

То, что самопожертвование Сына было неповторимо драгоценно в очах Божьих, не вызывает сомнения. Он не был жертвой, которой Бог по Своему капризу вменил ценность. Это приношение было «достаточным» по своей природе. Это было требуемое послушание закону и проклятие, законом предусмотренное. Это было, вполне возможно, намного больше того, что требовал закон, поскольку в этом поступке мы видим, как Сам Божий Сын подчиняет Себя закону.

(Дональд Маклеод «Христос распятый»)

Статья была полезна? Помогите нам публиковать побольше таких статей.

11/05/2021
48
Поделиться:
Наши читатели помогли опубликовать уже 63 статьи.
Вы тоже можете
Могущество веры отражается в глубине подчинения
Работает на Cornerstone