Риз Уизерспун: тот самый человек
Риз Уизерспун: тот самый человек

Риз Уизерспун: тот самый человек

О том, как выбирать роли получше, перспективу пошире и улучшать этот мир.

«Видели бы эту комнату сегодня утром», – говорит Риз Уизерспун.

Еще совсем рано, но она «бодрячком», улыбка во весь рот, в спокойном духе и, как выясняется, в слегка «неубранном» номере гостиницы.

«Какой бардак!» – смеется она. «Блины, молоко, фрукты, подростки и…» – она делает паузу, закидывая руки за голову. – «… бардак!»”

Я никогда не смог бы это слово употребить по отношению к ней. Но немного беспорядка ей, видимо, не избежать, учитывая ее плотный график. У нее были несколько тихих лет, за которые вышла всего лишь одна романтическая комедия. И вот она снова в строю, с новым запалом и целью.

«Мне кажется, я потерялась на несколько лет как актриса, не могла себя найти, выбирала то, что мне самой не нравилось», – говорит она. «А вся эта новая волна событий началась с сильного желания играть интересных, харизматичных персонажей».

И ей это удалось. Началось все с маленькой, но очень важной роли в фильме «Мад» (карьера Мэттью Макконахи тоже, видимо, здесь стартовала). С этого момента Уизерспун встала на дорогу, ведущую к ролям в фильмах, за которые Оскаров дают. Она сразила всех на кинофестивале в Торонто своей работой в фильме «Дикая», где она еще и выступила в роли продюссера. В фильме Пола Томаса Андерсона «Врожденный порок» ей также досталась хорошая роль. Скоро выйдет фильм «Список желаний», ее первая работа с режиссером Полом Фигом со времен «Подруг невесты». 

«Все эти три фильма выходят практически одновременно», – смеется Риз. – «Так что я разрываюсь тут».

Идти вперед

Прошлым вечером Уизерспун была на вечеринке в честь премьеры самого нового ее фильма «Приятная ложь».

Может это и покажется странным, но Риз Уизерспун очень идет быть звездой. Она в этой роли довольно давно и научилась сохранять необходимый баланс. Она и элегантна, и приветлива одновременно. Она скромна, но это не та ложная гламурная скромность, а совсем настоящая. Риз заходит в комнату и заряжает своей энергией всех вокруг. У нее очень маленький рост, меньше даже, чем вы думаете, но эта малышка раздает позитив направо и налево. И это заражает всех.

Конечно, такая гиперреактивность присуща ситуациям, когда вдруг перед вами появляется звезда, но с Уизерспун все совсем по-другому.  Есть какое-то чувство легкости в том, как она разговаривает то с одним, то с другим, фокусируя свой взгляд только на собеседнике. В ней нет ни этой нездоровой жажды получить одобрение, ни противного обтекаемого скучающего безразличия.  Она спрашивает каждого об имени, повторяет это имя с очаровательным южным акцентом, который не вычистили все эти годы жизни в Голливуде. Ей удается создать вокруг себя расслабленную атмосферу, и всем кажется, что ей хорошо с ними.

Возможно, все это потому, что вечеринка эта проходила в ее родном городе – Нэшвилле. Сам губернатор штата Теннесси назвал ее любимой дочерью Нэшвилла. Возможно, все дело в успешности второго акта ее актерской карьеры.

Хотя, может быть, Уизерспун просто реально вот такая.

«Мне кажется, я потерялась на несколько лет как актриса, не могла себя найти, выбирала то, что мне самой не нравилось».

Второе дыхание Риз

Фильм «Приятная ложь» стал поворотным моментом возвращения Уизерспун к глубоким ролям. Она играет уставшую,  пытающуюся разобраться в себе, служащую иммиграционной службы, которую вдруг озадачили поиском работы для трех «свеженьких» иммигрантов из Южного Судана. Нет ничего гламурного в этой роли, даже намека на сюжет «белая женщина спасает бедных негров», так часто встречающийся в подобных фильмах. Фактически, это одна из причин, почему ей приглянулась роль.

«Я встретилась с режиссером и он первым делом сказал мне: "Эта роль не про тебя. Хочу, чтобы ты это поняла!". Мне такое раньше никто не говорил», – говорит актриса. – «Это очень обрадовало, потому что я не хотела играть в фильме, где американская девушка приходит на помощь африканцам. Моя героиня настолько же эмоционально подавлена, настолько же потеряна, настолько же одинока, как и те люди, которым она должна помочь».

Вот так Уизерспун моментально ухватилась за сценарий к этому фильму. Сценарист фильма, Маргарет Нагл, сказала, что когда придумывала свою героиню, видела в этой роли Уизерспун.

«У нее и демоны, и ангелы внутри», – говорит Нагл. – «Она очень женственная, но обладает и настоящим мужеством. Ты смотришь на нее и в ее глазах так много всего происходит. Мне нравится, как она удивляет, когда смотришь на нее на экране. Она необычайно интеллигентна, но одновременно и в доску своя!»

Риз Уизерспун: тот самый человек

Тяжело понять

«В СМИ про Южный Судан практически ничего не говорят,» – говорит Уизерспун о происходящем в этой африканской стране. – «Поэтому многие провели параллель с фильмом "Отель Руанда". Об этой ситуации тоже никто почти не знал, но посмотрели кино, пришли домой и захотели об этом где-то поподробнее прочитать».

Даже прочитав сценарий Уизерспун захотела побольше узнать. Но она и не представляла, как всего лишь небольшое исследование изменит ее взгляды.

«Я, как и все, ничего не знала дальше небольших заметок в газетах», – признается Уизерспун. –  «Мне эта история была вообще не знакома».

Интерес усилился после разговоров с партнерами по фильму – Эммануилом Джалом и Гер Дуани, которые бежали из своих деревень в Южном Судане и пешком дошли до очень далеких от них лагерей беженцев.

«Я много узнала из разговоров с Эммануилом и Гером. Я их спрашивала: "Это правда так было?" И они мне рассказывали истории о том, сколько им пришлось пережить. Это невозможно понять.

Я не хотела просто отыграть свою роль в Атланте и вернуться к своей обычной жизни», – продолжает Риз. – «Я хотела увидеть, что именно они пережили».

«Не обязательно быть совершенным человеком, чтобы начать кому-нибудь помогать. Не только ж святые этого мира, мы все можем что-то сделать».

Поэтому, чтобы все понять, Уизерспун и ее 14-летняя дочь Ава, отправились в Кению, посмотреть на лагерь беженцев в Какуме. Там проживают сейчас 138000 человек.

На вопрос, зачем было брать с собой еще и дочь, Риз ответила: «Чтобы поняла. Знала.  Чтобы чувствовала, что надо помогать. Такая поездка – это же прививка от эгоизма. Дети сегодня получили доступ к технологиям, которые отключают их от всего остального. Чем больше мира мы сможем им показать, тем лучше.

Ава – отличный подросток, с совестью. Но даже после прочтения миллиона книг о чем-то ты не получишь того, что сможешь сам увидеть. Было очень грустно видеть людей, покинувших свои дома и спавших на бетонном полу. Для полноты картины… Там 12 языков. Почти никакой медицинской помощи. Очень мало еды. Это проникает глубоко в сердце».

Уизерспун заметила, что план даже слишком удался.

«Ава за весь день ни слова не сказала. Начала об этом говорить только через несколько дней. Мы видели, как женщины рожали на грязных железных столах. И детей даже не во что было пеленать. А больные дети...», – взыдхает Риз.

«Так часто ты думаешь, что ценишь свою жизнь, а потом видишь еще одну перспективу на наши возможности и привилегии – образование, медицину, и даже еду и чистую питьевую воду».

Милый дом

Опасность таких поездок – это увидеть страдание беженцев лишь в одной плоскости. Уизерспун вспоминает разговор с Риком Уорреном, пастором церкви Сэддлбэк, которого она называет «крутым».

«Он сказал: "Мы иногда видим бедного человека и думаем, что у него отсутствует интеллект. Или что этому человеку нечего предложить обществу. Но здесь люди, которые в своей профессии были лучшими в стране. Они врачи. Они учителя. Руководители. Однажды им просто пришлось покинуть дом". Весь этот процесс был удивительным. Два дня назад, в Вашингтоне – Все эти мужчины и женщины из Судана были там, и у них хорошо получается что-то делать в Америке. Один из них – ветеран войн в Ираке и Афганистане. Другой – лидер общины. Я с удовольствием слушала, как беженцы вносят свой вклад в общество».

По словам Уизерспун, ее взгляды поменяли не только те, кто вырвался из лагерей беженцев. Люди в этих лагерях также оказались неожиданно другими.

«Что поражает – эти люди обладают радостью и настроем подняться над обстоятельствами и обеспечить своим детям лучшую жизнь. Их дух восхищает. Они здороваются с вами и улыбаются, обнимаются и танцуют».

Когда я спрашиваю, что это новое знание привнесло в ее жизнь, Уизерспун отвечает незамедлительно, словно постоянно над этим размышляет:

«Не обязательно быть совершенным человеком, чтобы начать кому-нибудь помогать. Ваши несовершенства сгладятся, когда вы начнете помогать людям, лишенным дома. Не только ж святые этого мира, мы все можем что-то сделать».

Риз Уизерспун: тот самый человек

Тот самый человек

Гер Дуани – один из так называемых «потерянных мальчиков Судана» – сыграл «слегка обработанную напильником» версию себя самого. Он участвовал в пробах еще до того, как Уизерспун согласилась сниматься в фильме. Создатели фильма искали людей, которые были связаны с реальными событиями, рассказанными в фильме. Лучшей чем Дуани кандидатуры и придумать нельзя – он по сей день летает в Африку с каждой возможностью, пытаясь отыскать своих братьев и сестер, оставшихся в многочисленных лагерях беженцев. Его чувства относительно этого проекта видны невооруженным взглядом.

«Когда Минди Марин, которая набирала актеров, позвонила мне и сказала: "Гер, с тобой в фильме будет играть Риз", я спросил:"А кто такая Риз?”». 

Теперь он смеется над собой.

«Она мне ссылку прислала, я посмотрел и говорю: "Круто! Я ее знаю! Я все ее фильмы смотрел, когда переехал в Америку! Я английский на ее фильмах выучил!"

Когда я узнал, что это Риз, чьи фильмы я много лет смотрел, я обрадовался, потому что она способна всех объединять. Мы не могли найти человека, который мог бы рассказать историю многолетних страданий суданского народа.. Но Риз стала тем самым человеком».

Это перевод вот этого.

Уведомления о появлении новых статей могут приходить к вам лично через разные каналы:

Фейсбук, ВКонтакте, Твиттер, Гуггл, Телеграм. Не упустите возможность быть в курсе.

28/10/2014
Темы:
Интервью Кино
3140
4
мин
Поделиться:
Наши читатели помогли опубликовать уже тысячи статей.
Вы тоже можете
Другие материалы на эту тему
Пол Потеат, Сара Зилстра
| 1 июл |
223
Христиане должны быть «самыми функциональными» в плане отношений
Мысли Кристин Кэйн, писателя и лектора, о том, как община помогла ей справиться с чувством стыда
Джой Эггерикс
| 7 дек |
454
Христианин в правоохранительных органах
Интервью с братом-полицейским
Сара Зилстра
| 4 дек |
373
Что нам делать с «Догмой»?
Не создали ли мы вокруг себя монастырь, отделившись от всех, в том числе и от Христа?
Relevant Magazine
| 2 окт |
1251
Фильмы, которые бы одобрил Екклезиаст
Фильмы, которые вдохновляют нас, кроме назидания еще и развлекают.
Кеннет Морфилд
| 22 янв |
2842
Работает на Cornerstone