От «принцессы китов» до «ведьмы с Уолл-стрит»
От «принцессы китов» до «ведьмы с Уолл-стрит»

От «принцессы китов» до «ведьмы с Уолл-стрит»

Некоторым эта статья покажется длинноватой. Но разве можно уместить целую жизнь в одну статью?

12 октября 1860 года нью-йоркский бомонд встречал дорогого гостя — Принца Уэльского. Грандиозный, даже по масштабам экс-столицы США, бал поражал самое искушенное воображение. В 10 часов вечера в главный зал Академии музыки под звуки гимна «Боже, храни королеву» вошел невысокий мужчина. Под напором трех тысяч гостей танцевальный помост, сооруженный специально для чествования королевской особы, провалился, но никто не пострадал. Принц и его окружение проследовали на второй этаж, туда же потянулись взволнованные встречей представители лучших семей Нового света. Глубокой ночью, когда на отремонтированном танцполе уже кружились пары под звуки польки, вальса и кадрили к высочайшему гостю подошла миловидная девушка, одетая в ослепительное белое платье, длинные - по локоть — перчатки, с веером из страусиных перьев в правой руке. Принца Уэльский представился, в ответ она с улыбкой произнесла:

- А я - принцесса китов. (I am the Princess of Whales). - Принц, очарованный ее остроумием, принял вызов:

- Я слышал, что дочери Нептуна красивы. Вы тому лучшее подтверждение.

После этих слов он пригласил девушку на танец, и они смешались с вальсирующими парами.

Описание 25-летней красавицы, очаровавшей королевскую особу, диссонирует с более поздними фотографиями женщины, вошедшей в историю как «ведьма» или «волчица» с Уолл-стрит» и как самая богатая женщина Америки. На них миллионщица изображена в неизменном длинном черном монашеском платье, в строгом чепце, иногда с собачкой на руках. На лице застыло выражение вселенского скепсиса и недоверия. 

В своей нашумевшей книге «Гении и аутсайдеры» Малькольм Глэдуэлл приводит список 75 самых богатых людей в истории человечества, составленный журналом Forbes. Состояние каждого человека оценено в долларах США с учетом их текущей покупательской способности. В список включены фараоны, королевы, короли, цари минувших веков, а также миллиардеры современности. В этом списке Хетти Грин стоит на 36-м месте с состоянием 58,8 млрд. долларов, опережая Билла Гейтса с его 58 миллиардами. Весьма любопытным оказывается тот факт, пишет Глэдуэлл, что из 75 человек целых 14 — это американцы, родившиеся с разницей в девять лет в середине XIX в. Среди таких прославленных своими бизнес-талантами мужчин как Джон Рокфеллер, Эндрю Карнеги, Фредерик Вейерхойзер, Джей Гулд, Маршалл Филд, Джордж Бейкер, Джеймс Фейр, Генри Роджерс,  Дж. П. Морган,  Оливер Пейн, Джордж Пуллман, Питер Уайднер и Филин Армор Хетти Грин — единственная женщина.

Хетти Грин обязана своим состоянием не только времени и месту рождения, но и своему личному таланту. Она пережила несколько финансовых кризисов и вышла из них со щитом. Эта смелая, эксцентричная, удачливая и очень умная женщина, потомок квакеров, не оставила после себя записок и мемуаров, но ее состояние и жизнь продолжают притягивать внимание писателей и режиссеров, читателей и зрителей.

Родилась Генриетта Робинсон 21 ноября 1835 года (некоторые источники делают ее старше на год) в городе Нью-Бедфорд, в штате Массачусетс, в Новой Англии. На момент ее рождения Нью-Бедфорд оставался одной из основных баз китобойного флота США.

В городе располагалась штаб-квартира крупнейшей в США китобойной компании J. & W. R. Wing Company. Через 14 лет после рождения Генриетты (Хетти), в 1849 году, многие китобои покинут город и отправятся в Калифорнию, охваченную «золотой лихорадкой». С началом добычи нефти, которая составит конкуренцию китовому жиру, китобойный промысел окончательно потеряет привлекательность.

Но на момент рождения Хетти от китобойного промысла зависело благополучие не только американцев, но и европейцев. Ее родной Нью-Бедфорд процветал и считался самым богатым городом США. Именно это тучное время запечатлел Герман Мелвилл в романе «Моби Дик, или Белый кит», пропев панегирик не только домам, но и дамам Нью-Бедфорда. «...нигде во  всей Америке  не  найдешь  домов  царственнее, парков и  садов роскошнее,  чем  в Нью-Бедфорде... А женщины Нью-Бедфорда!  Они цветут, подобно розам, что посажены их  же нежными ручками. Но розы цветут лишь летом, тогда как нежные гвоздики у них на щеках рдеют круглый  год, точно солнце на седьмом небе. Цветения, равного этому,  не сыщешь на  всей земле...». Однако эти слова вряд ли описывают будущую «королеву китов». Внешнюю приятность она предпочитала финансовому успеху любой ценой.

Родители Хетти, отец Эдвард Мотт Робинсон и мать Эбби Хаулэнд, владели огромным китобойным промыслом и получали значительную прибыль от торговли с Китаем.  Принадлежа к Религиозному обществу друзей (квакеров), они воплощали пуританский дух и его ценности: трудолюбие, бережливость (добродетель переходившая в скупость, особенно у отца), скромность в быту, религиозность. Отец мечтал о наследнике, но малышка Хетти Робинсон не смогла своим рождением удовлетворить отцовскую мечту и была отправлена им в первые годы жизни в дом своего деда и незамужней тетки. В детские годы Хетти верила, что сможет обрести отцовское благорасположение и его любовь. Зная из Библии, что «вера без дел мертва», она эту любовь завоевывала.

Ее дед по материнской линии  Гидеон Хаулэнд, потомок первых пилигримов с корабля «Мэйфлауэр», партнер в китобойном бизнесе, с ранних лет приобщил внучку к своему ремеслу. Обладая слабым зрением, старик просил Хетти читать ему газетные колонки с бизнес-новостями. С ранних лет она проявила интерес к математике и бухгалтерскому делу. К немалому удивлению и удовольствию членов семьи в восемь лет Хетти открыла первый банковский счет, на который поместила свои сбережения. Девочка с детства оказалась жертвой неразрешимой для нее дилеммы: с одной стороны, семья воспитывала в ней такие пуританские добродетели как уважение к нуждающимся, скромность в поведении и одежде, с другой стороны — решительную любовь к деньгам, необходимую ей как будущей наследнице большого капитала. Разумеется, Хетти должна была выйти замуж с выгодой для себя и семьи.

Для укоренения в пуританской традиции родители отправили Хетти в квакерский библейский колледж. Там она питалась кукурузной кашей, читала каждый день Библию и росла в убеждении, что «доллар сэкономленный — доллар приобретенный». Для приобретения светского лоска ее было решено обучить в престижной Бостонской школе, где она научилась бы хорошо одеваться, увлекательно говорить, танцевать и играть на фортепьяно. Училась она не очень хорошо, и довольно часто устраивала скандалы. В результате, уйдя из школы досрочно, окончила годичные бухгалтерские курсы и вернулась домой. К тому времени отец давно уже смирился с тем, что дочь станет его единственной наследницей и как мог приобщал ее к семейному бизнесу. Любимой книгой девочки стал отцовский журнал учета продукции. Вместе с отцом она занималась самыми различными работами: от подсчета прибыли до разгрузки товара. Отец учил ее, что для успешных инвестиций надо обладать исчерпывающими знаниями во многих сферах экономики, в семейном же бизнесе для Хетти давно уже не было запретных тем.

В 1864 году после смерти отца она получает огромное наследство — 7,5 млн. долларов (в пересчете на 2010 год около 110 млн. долларов) и инвестирует деньги в облигации военных займов Гражданской войны. Когда она узнает, что её покойная тетя Сильвия Анн Хаулэнд завещала два миллиона долларов на благотворительность, то вступает в судебную тяжбу и опротестовывает завещание, представив  якобы более раннее завещание умершей. По нему всё теткино состояние отходило Хетти, и в него был включён пункт о недействительности всех последующих завещаний. Несмотря на большой общественный резонанс, дело было проиграно, так как суд постановил, что завещание, предоставленное Гетти, было подделкой.

В 34 года Генриетта вышла замуж за Эдварда Генри Грина, мультимиллионера из штата Вермонт.  Молодожены переехали в нью-йоркский дом Эдварда, а потом в Лондон. Там родились их дети - Эдвард Хаулэнд Робинсон «Нэд» Грин и Гетти Сильвия Анн Хаулэнд Грин. Гетти стала им любящей матерью. Однако супружество с Эдвардом Грином назвать счастливым вряд ли можно. Большую часть времени они прожили порознь.

В то время как Эдвард занимался инвестициями, Гетти начала приумножать своё состояние. Она придумала инвестиционную стратегию, отлившуюся в простой, но действенный девиз: «экономь и разбогатеешь». Верность этой стратегии она сохранила до конца жизни.

Когда семейство Гринов вернулось из Лондона в Америку, они обосновались в штате Вермонт, родном городе Эдварда. Супруги регулярно ездили в Нью-Йорк. Однажды Хетти решила снять деньги со своего счета в банке. Ей отказали, и объявили о задолженности. Выяснилось, что без ее ведома муж снимал деньги с ее счетов. Хетти погасила долг из собственных средств, но с мужем рассталась. В последующие годы, правда, они поддерживали дружеские отношения. Эдвард оплатил операцию по ампутации ноги сыну Нэду: мать так и не решилась отправить сына в платную клинику. Гетти же помогала ухаживать за бывшим мужем до его смерти в 1902 году.

После расставания с мужем Хетти с детьми поселилась в дешевой гостинице и перестала тратить деньги на дорогие вещи. Жертвовать всем ради бизнеса Гетти привыкла с молодости. Всю свою долгую предпринимательскую жизни Гетти переезжала с места на места. Она жила в недорогих отелях и мебелированных комнатах. Такой стиль жизни она объясняла несколькими причинами. Ее нематериальные активы располагались в разных частях страны, и она переезжала из-за не доверия к посредникам, не позволяя им устраивать свои финансовые дела. Переезды также помогали ей избегать докучливых просителей, имя которым был легион. Гетти с молодости страшилась участи быть отравленной. Семейный апокриф утверждает, что перед смертью отец дал Гетти два совета: «Никому ничего не одалживай, даже свою доброту» и «Меня отравили, ты будешь следующей». Она считала, что и ее тетку Сильвию отравили недоброжелатели, и потому верила, что в недорогих мебелированных комнатах ей будет проще сохранить спасительную анонимность. Кухни отелей она считала лучшей защитой от отравления. Да и кулинарные запросы ее были явно не богемные. Она могла несколько дней подряд питаться овсянкой, разогретой на радиаторе. Ее внешний вид позволял слиться с толпой голубых воротничков. А желания производить впечатление своими нарядами на белых воротничков у нее не было. Ей достаточно было того, что самые богатые мужчины Америки видели в ней, одетой во вдовье видавшее виды платье, серьезного конкурента. Доходило до того, что, отказываясь покупать дорогие теплые вещи, она осталась с одним черным платьем в гардеробе. Во время холодов Хетти вместо подкладки использовала газеты и в таком виде ходила по улицам. А ходить ей приходилось много, нередко на другой конец города — за более дешевыми продуктами. Когда ее одежда становилась потрепанной и грязной,  Хетти стирала только низ платья - ради экономии мыла. 

 Прозвище «ведьма с Уолл-стрит» за внешний вид и деловую хватку дали Хетти простые смертные и журналисты. Ее коллеги вряд ли решились бы на это, ведь Хетти в годы, когда женщины не имели права голосовать, когда их не было среди брокеров на фондовой бирже, обладала огромным финансовым капиталом, свободным и постоянно увеличивающимся, и тем самым вызывала уважение у финансовых тайкунов-коллег.

От «принцессы китов» до «ведьмы с Уолл-стрит»В середине 20 века слава Хетти немного потускнела, но в 70-е годы прошлого века интерес к ее персоне вновь возрос. Громадное богатство, приумноженное своим талантом, в сочетании с эксцентричным поведением, превращало жизнь Хетти Грин (Робинсон) в идеальное зрелище. С одной стороны, ее образ вписывался в канон американской мечты, за тем исключением, что при восхождения на финансовый Олимп у Хетти уже наличествовал громадный гандикап — отцовское наследство. С другой стороны, ее жизнь являла собой длинную цепь курьезов. Чего стоит одна из любимых привычек «ведьмы»  - посещение мест общественного питания с целью подбросить в суп камень. Болты – это было накладно, и они стоили денег. Поэтому женщина собирала на дорогах обыкновенные камни…  Вечная овсянка в рационе миссис Грин. Что же касается напитков, то запивала еду женщина…обыкновенной водой из под крана. Когда же случались редкие приемы гостей, она «благородно» позволяла им и себе полакомиться рафинадом…

После смерти Хетти Грин перед ее домом в надежде завладеть огромным состоянием выстроилась очередь из родственников. Но никто не знал точно, какую сумму оставила после себя эта незаурядная женщина.

Когда открылось имя единственного наследника мисс Грин – сына Неда, стало ясно, что на его счет было переведено сто двадцать миллионов долларов. В дальнейшем сын покойной прокутил часть этой суммы. Остальные деньги его сестра, дочь Генриетты Сильвия, потратила на многочисленные  благотворительные проекты. И Эндрю Карнеги, и Джон Рокфеллер-старший не пренебрегали в своем бизнесе эксплуатацией и детским трудом, но в памяти потомков они остались выдающимися филантропами. Хетти Грин занимаясь инвестициями, никого не эксплуатировала, но совершенно не заботилась о том, какую память оставит по себе. Американская актриса Таллула Банкхед однажды заметила: «Дневники ведут только хорошие девочки, у плохих девочек на это просто нет времени». Эволюция Хетти Грин от «королевы китов» до «ведьмы с Уолл-стрит» поразительна и до сего дня бодрит многих хороших мальчиков и девочек, охочих до острых житейских ощущений, в том числе и финансовых.

(картинка красивой машины нам досталась не просто так, выполняем требование издателя :) – Bocman1973 / Shutterstock.com )

Уведомления о появлении новых статей могут приходить к вам лично через разные каналы:

Фейсбук, ВКонтакте, Твиттер, Гуггл, Телеграм. Не упустите возможность быть в курсе.

18/03/2014
Темы:
Благотворительность Богатство
3946
5
мин
Поделиться:
Наши читатели помогли опубликовать уже тысячи статей.
Вы тоже можете
Другие материалы на эту тему
Спросите экономиста: Стоит ли платить за совершенство?
Не надо мне вашей рыбы, лучше научите меня рыбачить.
Арт Карден
| 21 ноя |
306
Из бездумного от христиан: «Бог пошлет!»
О христианском и светском минимализме
Кори Фарр
| 13 апр |
1288
Один эксперимент
Я молился молитвой Иависа тридцать дней, а в ответ получил лишь эту дурацкую футболку
Relevant Magazine
| 18 фев |
1355
Евангелие процветания, версия 2.0
Заглядываясь на огни большого города, неплохо бы помнить о Божьем призвании быть светом.
Йен Харбер
| 26 сен |
1640
Потерять себя в мире, где все стремятся «себя найти»
Как совместить несовместимое: любовь к Богу и приятную земную жизнь?
Джен Поллок Митчел
| 24 окт |
2340
Работает на Cornerstone