Пойдем со мной долиной кризиса среднего возраста
Пойдем со мной долиной кризиса среднего возраста

Пойдем со мной долиной кризиса среднего возраста

Как Бог не дал мне всё бросить

В 2007 году мы с Джоном Макартуром на какой-то коллегии обсуждали тему разочарований. Я привёл пример кризиса среднего возраста с помощью вот этой истории:

Что-то странное происходит с мужчинами в кризисе среднего возраста. Помню, мне было 40, я, добравшись до экватора нашего семейного отпуска, сидел и рыдал. По лестнице спустилась Ноэль и спросила: «Что случилось?» Я ответил, что понятия не имею: «Не знаю, отчего мне так грустно». В таком состоянии я пробыл несколько лет и по Божьей милости только мог ещё как-то худо-бедно функционировать.

Макартур был в замешательстве: «Я с такими делами разбираюсь иначе. Не могу просто сидеть и ныть, не понимая, в чём дело».

Несколько тысяч присутствующих вряд ли забудут эту смешную беседу.

Калифорния предупреждает

Есть у этой истории интересная деталь, которую я не рассказал. Слезы мои пролились в калифорнийском доме Бена Паттерсона, любезно разрешившего нам пожить там несколько дней, пока я проповедовал в церкви вместо него. Проповедь моя прозвучала в День отца, а в аудитории сидел Джим Конвей, автор книги «Мужчина в кризисе среднего возраста». 

Он подошёл ко мне тогда после проповеди, представился и спросил, сколько мне лет. Я ответил, что 40. И тогда он предупредил: «У тебя осталось полтора года, будь осторожен».

О чём он вообще? Исследования показали, что обычно пик кризиса среднего возраста приходится на 41 с половиной года. Джим без обиняков произнёс: «Не покупай мотоцикл, не покупай катер, не бросай служение, не бросай жену». Предостережение это прозвучало очень своевременно.

Возможно, я смогу вам оказать ту же услугу.

Я не знаю, какие факторы провоцируют такой кризис, не знаю, будет ли через тридцать лет такая же статистика. Я не эксперт в вопросах кризиса среднего возраста. Но я знаю точно, что это тяжелое время в жизни человека, а записи о тех днях в дневнике мне до сих пор больно читать.

Вступление в средний возраст

К сорокалетию я был в браке 18 лет. У нас было четыре сына: четырнадцати, одиннадцати, семи и трех лет. Я был пастором Вифлеемской баптисткой церкви уже 6 лет. Миннесота уже стала для нас домом, до этого я 18 лет прожил в Южной Каролине, 4 года в Иллинойсе, 3 года в Калифорнии и столько же в Германии. У нас был дом в центре города, за который оставалось выплатить около 60 тысяч долларов, и от которого было пешком до церкви всего 7 минут. У нас была всего лишь одна машина. Трое наших старших сыновей учились в хорошей христианской школе. Церковь доросла до 900 человек на богослужениях в выходные, в воскресное утро я проповедовал на трех собраниях.

Так почему же я плакал на ступеньках калифорнийского дома Бена Паттерсона?

«Не покупай мотоцикл, не покупай катер, не бросай служение, не бросай жену».

Вне всяких сомнений, гены тут тоже замешаны. Я тот, кто я есть, благодаря ДНК Билла и Руфи Пайпер, переданной мне по наследству. У Джона Макартура свои гены, у меня – свои. А ещё есть биология зрелого возраста. Я не знаю, в чём она состоит. Подозреваю, что тело претерпевает метаморфозы, сродни тем, что происходят с человеком в возрасте 1, 4, затем 12 и 18 лет. Но дело не только в физиологии. Ведь мы не машины какие-нибудь.

Условия для кризисного срыва

Существует дьявол и его неустанное преследование (Ефесянам 6:12-16). А ещё есть то, что Иисус называет «заботами века сего» (Мк. 4:19). Есть то, что Павел называет «скорбями по плоти» для вступивших в брак (1 кор. 7:28). Есть конфликт в церкви, даже среди сотрудников (Фил. 4:2), постоянный поток критики за то, что ты сказал или, наоборот, не сказал, сделал или не сделал (1 кор. 4:12). Павел также говорит о  «му́ках рождения, доколе не изобразится в вас Христос» (Гал. 4:19), и о «великой печали и непрестанном мучении сердцу» (Рим. 9:2), о «ежедневном стечении людей, заботе о всех церквах» (2 кор. 11:28), о бессонных «бдениях» (2 кор. 6:5) и о врачебном диагнозе, который можно считать «приговором к смерти» (2 кор. 1:9)

Возможно, происходящее в служении по наступлению среднего возраста является опасным наложением обычных (!) проблем в критический момент жизни, когда изменения в физиологии, накопленный стресс в браке, воспитание детей, профессиональные устремления и бремя успеха (или неудач) создают условия для срыва. Это опасное совпадение множества сил приводит к скрытой переоценке жизни и стремлению оказаться где-нибудь ещё.

Отсюда и предостережение: «Не покупай мотоцикл, не покупай катер, не бросай служение, не бросай жену».

С моей сегодняшней точки зрения, когда мне исполнилось 73 года, спустя 27 лет служения в одной церкви после окончания моего кризиса среднего возраста, я хочу во всеуслышание заявить: «Не останавливайтесь! Не бросайте свое служение, свою жену, своих детей, свою будущую плодотворность!» Присоединяйтесь к апостолу Павлу, который взывает к высшей силе и власти во вселенной укрепить его «всякою силою по могуществу славы Его, во всяком терпении и великодушии с радостью» (Кол. 1:11). Терпение! Терпение! С радостью! Вот что нужно в эти годы. Только Бог это может сделать.

Саундтрек кризисного года

Возможно, вам будет полезно заглянуть в записи моего дневника в те годы, чтобы не создалось впечатление о какой-то романтике в меланхолии (депрессии?) среднего возраста. Из того, что я могу вспомнить, 1986 год был самым разгаром моего кризиса. Мне был 41 год.

28 февраля, 1986: Сегодня утром, когда мы одевались, Ноэль сказала, что обнаружила какую-то опухоль у себя в груди.

Наверное, это всего лишь какая-то инфекция. Возможно. Но есть причины думать, что это не просто инфекция.

15 марта, 1986: Ноэль ложится в больницу на обследование в понедельник в 7 утра. Доктор Т. Обеспокоен, ведь у бабушки Ноэль был рак матки.

Кажется, что исход этих мелких страхов оказался положительным. Но такие вещи крутятся где-то на подкорке. И не зря. Три года спустя запись:

27 марта, 1989: Ноэль перенесла операцию по удалению доброкачественной кисты в правой груди. Четыре сантиметра. Я был с ней в больнице с 6:15 до полудня. Операция длилась где-то час. В воскресенье вечером мы рассказали мальчикам о предстоящей операции. Они притихли и стали очень серьезными.

Проблемы со здоровьем, можно сказать, были далекой, фоновой мелодией странной музыки 1986 года. Весь тот год из-за стресса я ощущал боли в груди.  

6 марта, 1987: во вторник я прошёл полное обследование, включая кардиограмму и расширенный анализ крови. В груди пару недель то появлялась, то прекращалась боль. И сейчас побаливает. Но по результатам тестов все вроде нормально, с давлением тоже, «как у космонавта» (Др. Ф). Наверное, это хорошие новости, но, возможно, проблема где-то в костях. Кто знает. Я последую рекомендациям врача: больше спать. Посмотрим, что будет дальше.

Бурное ухаживание

Если вопросы здоровья были фоновой музыкой 1986 года, то настоящим лейтмотивом стали «бурные отношения» между нашей церковью и Первой баптистской церковью из другого района города.

25 мая, 1986: самым ошеломляющим событием стало приглашение к беседе с Первой баптистской церковью о возможном слиянии, чтобы Вифлеемская баптистская церковь смогла использовать их готовое здание вместо строительства нового.

Мы пытались выяснить, стоит ли строить новый храм (тот самый, который у нас сегодня есть). Возникло ощущение, что из этого общения может получиться нечто творческое и захватывающее.

Шесть месяцев мой дневник был завален десятками записей о бесчисленных часах и встречах, потраченных на попытки осуществить слияние церквей. По мере того как встречи множились — некоторые из них продолжались до поздней ночи, — эмоции взмывали ввысь от возбуждения и падали вниз, повергая в сомнения и уныние.

27 октября, 1986: идея со слиянием умерла, как разорванная помолвка, у которой было столько надежд на счастливый брак.

28 октября, 1986: вторник, день после фиаско идеи о слиянии. Идея умерла вчера где-то в 9:30 в Первой баптистской церкви… Я так много не плакал с того дня, как умерла моя мама в 1974 году. Разрыв слияния был эмоционально болезненным. Я расплакался на плече Ральфа Дж. Они были «крайне разочарованы», но дьяконы начали действовать в 18:30 и было объявлено об отказе от идеи. Очень нервно. Рон К. был нашим главным представителем. Деннис С. слишком расстроился, чтобы вести собрание. Дик Ф. чуть не расплакался, когда говорил речь. Я долго сдерживался, но потом и на меня накатило.

Не то чтобы «помолвка» продвигалась без сучка и задоринки вплоть до самого её расторжения. Напряжение росло со временем. За две недели до этого мы уже почти отказались от идеи.

10 октября, 1986: час ночи. Мы с 19:15 заседали в расширенном составе с комитетом по слиянию в Вифлеемской баптисткой церкви. Было напряжно. Когда мы разошлись по комитетам, я снова не выдержал и расплакался. Очень устал. Сегодня у меня должен был быть выходной. Но у меня в 10:30 была панихида, а в 12:30 захоронение. Вчера я готовился до часа ночи.

Чаша переполнилась

Мечта о слиянии с бесконечной подготовкой бумаг, посещением встреч, качелями эмоций стала, как я теперь вижу, обнадёживающим и адреналиновым грузом, который добавился к уже вышедшему из-под контроля служению. В моей жизни не было «привратника» (который сейчас у меня есть), способного помочь мне фильтровать требования, которые я сам предъявлял к себе в роли пастора. Так что никакой загадки, откуда пришли те калифорнийские слёзы, нет, если вы внимательно посмотрите на неделю из жизни Джона Пайпера в 1986 году.

23 мая, 1986: вчерашний «выходной» стал самым поганым днем. Давно такого не было. Не знаю, почему так, но, возможно, дело вот в чём:

Всю прошлую пятницу я старался написать проповедь, а днём еще зайти к Джону А., чтобы обсудить слияние с Первой баптисткой церковью, затем нужно было вечером сходить на вечеринку воскресной школы для взрослых. После вечеринки не ложился до полуночи, готовясь к субботнему изучению Библии с дьяконами в 6:45 утра.

В субботу после встречи снова подготовка к проповеди, а затем свадьба, где меня попросили помолиться, хоть я и был не согласен с представленным ими богословием. В субботу вечером попробовал выучить наизусть призыв к поклонению, написать пасторскую молитву, придумать приветствие, которые нужно вставить в проповедь.

Поспав часа четыре-пять, я прочитал три проповеди, но при этом я ещё и призывал к поклонению, молился, приветствовал, пел, знакомился с людьми и провёл интервью после третьего богослужения. После церкви так и не отдохнул, нужно было готовиться к вечернему фестивалю, придумать слова приветствия, признательности и что-нибудь зачитать. После фестиваля мы поехали поужинать, пообщаться и помолиться. 

Домой вернулся поздно и перед сном попытался кое-что подготовить для выезда сотрудников.

Утром в понедельник встал рано, семейная молитва и чтение, в 7 утра убежал на молитвенную встречу. С 8 до 18 был выезд сотрудников. В 18:15 вернулся домой. Душ, легкий ужин и убежал на собрание комитета по поиску пасторов. С 19 до 22:30 проводил интервью. Лег поздно. Засыпал тяжело.

В 7 утра встреча по строительству здания. Съездил к мистеру Дж., чья жена умерла накануне ночью. С 10 до 12 показывал всё гостям из Первой баптистской. После обеда работал над корреспонденцией. У Бена репетиция в 19. Уехал пораньше, чтобы навестить мисс У. Она считает, что я горделив, и хочет покинуть церковь. Опять тяжело заснуть.

Среда, встречи с Нилом Ф. и Джоном А., Чарли Б., Ирвом М. и четой С. Потом молитвенное собрание, после встретился с миссис М., которая не доверяет своему мужу из-за прошлых злоупотреблений и недавних фильмов. И вот четверг, утром сделал укол, потом покатался с Ноэль на велике. Я был раздражен и неприятен. После обеда я так устал, что на целый час заснул, в 14:30 меня разбудил плач Варнавы. Остаток дня я был весь какой-то свинцовый. Словно свинец в моей груди, руках и сердце. Едва мог говорить. Мне снова хотелось плакать и плакать. Как будто меня грузовик переехал. Эмоционально был мёртв совершенно. Мог просто сидеть и смотреть в одну точку, не мигая.

Но я отвел мальчишек в парк и заставил себя поиграть с ними в мяч. Учил их махать битой. А потом мы поехали на хоровой концерт к Карстену в школу. Ноэль молча следовала за мной, как тень. Мы чуть-чуть об этом поговорили, помолились и легли спать.

И вот утро пятницы. И всё начинается сначала, только я совсем не отдохнул. Когда я вдыхаю, мне не хватает воздуха, как будто моя диафрагма устала, чтобы качать кислород в полную силу. Приходится делать глубокие вдохи. Очень, очень устал.

А ещё, кроме переполненного расписания, надо мной висит груз споров с людьми, которые считают, что я неправ. Что ещё хуже, вопросы, о которых мы спорим, настолько сложны, что я не вполне уверен, как с ними быть… Первая баптистская церковь и необъятность проблем грядущего слияния тоже нависли надо мной, как дамоклов меч.

Так что вчерашний «почти срыв» – это крик моего тела о передышке…

Я думаю, что три служения по воскресеньям – это перебор. В воскресенье живу, наверное, на одном адреналине, редко когда проспав перед этим больше 5-6 часов. Потому я просто измождён с понедельника по среду, заставляя себя двигаться вперёд мыслью, что «это нужно сделать». Приходит четверг, и я раздражен, и поэтому расстроен. Мне нужно бы поспать, но я не хочу спать в свой выходной, я хочу почитать что-нибудь!

И так все продолжается. Господь, дай мне нащупать темп, чтобы закончить гонку, закончить с любовью, а не раздражением.

Вопль с дна

Когда слияние не состоялось, это был последний, нокаутирующий удар по уже изрядно шатающемуся бойцу. Последней каплей, переполнившей чашу. Я об этом написал через восемь лет в статье «Как я почти бросил свою работу». Вопль с самого дна прозвучал через две недели после объявления о срыве слияния двух церквей.

6 ноября, 1986: Господи, помилуй меня. Я так расстроен и опустошён. Такое впечатление, что кругом одни противники, хотя я знаю, что большинство моих людей – за меня. Я слеп, когда пытаюсь увидеть будущее церкви. О, Отец, может моя слепота – это знак, что там нет моего будущего? Может, я и не доживу до конца года, и Ты просто избавляешь церковь от бремени, когда я что-то придумал для церкви, но не смог воплотить?

Я не сомневаюсь в Твоей благости, Твоей силе и всемогуществе в моей жизни и жизни церкви. Я признаю, что проблема во мне. Это моя слабость. Слепота – в моих глазах! Грех (о, открой мне мои скрытые прегрешения!) – это мой грех и моя вина. Помилуй, Отец, помилуй меня. Мне в воскресенье проповедовать, а я едва могу поднять голову.

Слава и величие, сила и власть

Наверное, вас не удивит, что 26 лет спустя, когда моё служение в церкви подходило к концу, я для проповеди в миссии «Вместе ради Евангелия» выбрал отрывок о власти Вседержителя в моей жизни: «Могущему же соблюсти вас от падения» (Иуд. 24). Пожалуй, я мог бы посмотреть в своё прошлое и рассказать о стратегиях выживания и процветания в служении пастора на протяжении 33 лет, о том, как не бросить всё через 6 лет пасторства. Но важней было бы вот что сказать: «Это чудо всемогущей, поддерживающей благодати Божьей».

Изумляясь тому, что Бог удерживает нас от падения, Иуда обращает наше внимание на «славу и величие, силу и власть» (Иуд. 25). Так мы заканчиваем наш путь. Божья слава, величие, сила и власть торжествуют над тысячью препятствий, среди которых наши глупость и грех.

Возможно, кризис приходит к нам в среднем возрасте для того, чтобы показать нам на вершине наших человеческих возможностей, Кто на самом Всемогущий. И Милосердный.

Возлюблю тебя, Господи, крепость моя!

Крепитесь. Вы не будете искушаемы сверх сил (1 кор. 10:13). «Пастырь овец великого Кровию завета вечного, Господа нашего Иисуса усовершит нас во всяком добром деле» (Евр. 13:20-21). Он «обогатит вас всякою благодатью, чтобы вы, всегда и во всем имея всякое довольство, были богаты на всякое доброе дело» (2 кор. 9:8). Он «утвердит нас до конца» (1 кор. 1:8). «Верен Призывающий вас, Который и сотворит сие» (1 фес. 5:24). Это мое свидетельство. Я присоединяюсь к возгласу Давида: «Возлюблю тебя, Господи, крепость моя!» (Пс 17:2).
 

Опубликовано с разрешения

Уведомления о появлении новых статей могут приходить к вам лично через разные каналы:

Фейсбук, ВКонтакте, Твиттер, Гуггл, Телеграм. Не упустите возможность быть в курсе.

Статья была полезна? Помогите нам публиковать побольше таких статей.

Через Яндекс

Через PayPal

Сумма:
RUB
Платежная система PayPal
Имя
Отчество
Фамилия
Эл. почта
Я соглашаюсь с условиями Прочитайте условия
13/05/2019
Темы:
Кризис Кризис среднего возраста Мужчина Пастор
1244
>5
мин
Поделиться:
Наши читатели помогли опубликовать уже 63 статьи.
Вы тоже можете
Другие материалы на эту тему
О важности Слова замолвите слово...
Пора уже церкви заново для себя открыть превосходство Священного Писания.
Джон Л. Купер
| 21 авг |
199
Пьянство дисквалифицирует пастора?
Предупреждения, которые нельзя игнорировать.
Давид Матис
| 19 фев |
2000
Обычная неделя пастора
Если вас интересует, чем занимается пастор в течение недели, вот вам ответ.
Джаред Уилсон
| 17 май |
3406
Принципы подотчётности
«Круговая порука мажет как копоть...» А подотчётность – это нечто другое.
Дейв Харви
| 12 май |
3583
Зачем церкви ранят своих пасторов?
Почему церкви свободно и жестоко критикуют своих пасторов за несовершенства?
Дэн Дориани
| 12 фев |
2794
Работает на Cornerstone